К концу Второй мировой войны футбол в Латинской Америке пользовался огромной популярностью. Чтобы созерцать своих кумиров, толпы людей штурмовали стадионы, матчи между ведущими клубами в Аргентине превращались в великолепные спектакли. Страсть к футболу подхлестывали и сооружение новых стадионов в начале 1940-х гг., и появление команд, игравших в чрезвычайно привлекательный футбол.

Своего рода символом аргентинского футбола того времени была знаменитая «машина» «Ривер Плейт» из Буэнос-Айреса с ее великолепной линией нападения Муньос-Море-но-Педернера-Лабруна-Лустау, которая действительно напоминала хорошо смазанный механизм из плотно пригнанных деталей. Игра «Ривер Плейта» во многом способствовала росту интереса к футболу в Южной Америке и появлению моды на аргентинский футбольный стиль.

Регулярное воздушное сообщение упростило организацию матчей, а стремление пригласить в гости аргентинских звезд побуждало многих руководителей южноамериканских клубов устраивать товарищеские матчи с командами из Буэнос-Айреса. Вот почему на трибунах стадиона в Боготе 18 января 1948 г. собралось рекордное для страны количество зрителей — 12 000 человек, которые с восторгом приветствовали победу колумбийского клуба из Санта-Фе над «Велес Сарсфилдом» из Буэнос-Айреса. Встреча имела колоссальный успех, после которого местные бизнесмены выразили желание создать в Колумбии лигу профессионального футбола, которая, по их мнению, могла принести немалую прибыль.

Надо сказать, что в 1948 г. Колумбия переживала один из самых мрачных периодов своей истории. Убийство либерального лидера и кандидата в президенты Хорхе Элиесера Гайтана спровоцировало восстание (вошедшее в историю как Bogotazo, «бунт в Боготе»), которое было жестоко подавлено. Эти события, а также последовавшие затем репрессии унесли жизни десятков тысяч человек.

Но несмотря на тяжелое время, проект создания независимой профессиональной лиги стал обретать конкретные очертания и спустя всего несколько месяцев начал воплощаться в жизнь. Штаб-квартира колумбийской футбольной ассоциации (Адефутбол) размещалась в Барранкилье на побережье Атлантического океана, однако Высшая футбольная лига (Димайор) выбрала своей столицей Боготу. Вначале в состав лиги вошли 10 команд.

Чтобы сделать организацию жизнеспособной, ее руководители договорились с колумбийской государственной авиакомпанией «Авианка» о предоставлении клубам лиги 55%-й скидки на все перелеты.

Несмотря на то, что Димайор предложила иностранным футболистам заключить с ней вполне официальные, юридически оформленные контракты, она все-таки нарушила правила ФИФА. Во-первых, клубам, с которыми игроков связывали прежние соглашения, не было выплачено компенсации. Во-вторых, колумбийцы не затребовали у аргентинских игроков международных трансферных сертификатов, как предписывала Международная федерация.

Весной 1949 г. отношения между ФИФА и Димайор обострились до предела. Колумбийская футбольная ассоциация постановила исключить Высшую лигу из своих рядов.

На съезде Южноамериканской футбольной конфедерации (КОНМЕБОЛ) в Рио-де-Жанейро представитель колумбийской ассоциации Бернардо Харамильо обосновал это решение недисциплинированностью руководства Высшей лиги, отказом подчиняться Уставу ФИФА и тем, что их действия направлены не на благо спорта, а продиктованы исключительно жаждой наживы.

После того как в 1950 г. три уругвайских футболиста, недавно завоевавшие вместе со своей сборной Кубок Жюля Римэ, покинули страну, чтобы присоединиться к непокорной колумбийской лиге, руководители ФИФА сочли необходимым вмешаться. Колумбийская проблема впервые подробно рассматривалась в декабре 1950 г. на заседании Исполкома. По его итогам было решено направить трех уполномоченных ФИФА в Боготу, «дабы разрешить противоречия в отношениях между Высшей лигой профессионального футбола Боготы и

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

пять × 2 =