Изначально ФИФА представляла собой международную футбольную организацию, которая подобно другим аналогичным спортивным союзам отвечала за правила игры и проведение соревнований. Сфера ее компетенции стала существенно расширяться лишь в 1970-е гг., после того как вступление в нее новых, прежде всего африканских стран заставило переосмыслить вторую статью Устава, ставившую задачей «…распространение футбола по правилам Федерации всеми способами, какие она сочтет ВОЗМОЖНЫМИ».

ФИФА расширяет сферу деятельности

Руководители недавно вошедших в состав ФИФА ассоциаций настаивали на необходимости кардинально улучшить положение в странах третьего мира. С этого момента ФИФА начала привлекать в свой штат все больше профессиональных кадров и стала превращаться в огромное предприятие мирового масштаба, к тому же располагающее значительными денежными средствами.

Сначала они поступали благодаря спонсорской поддержке «Кока-Колы», «Адидаса» и других компаний, а затем и в результате успешной работы собственных служб маркетинга и финансового планирования. Начиная с 1980-х гг. Федерация невероятно выиграла в денежном отношении от продажи прав на телевизионные трансляции финальных турниров Кубка мира, что, безусловно, привело к немедленному и впечатляющему росту и ее собственной активности.

В своей экономической деятельности ФИФА с самого начала стремилась к извлечению выгоды. Такой подход делал ее объектом критики: находилось немало таких, кто упрекал Федерацию в том, что она ведет себя, как всякое капиталистическое предприятие индустрии развлечений. По мнению противников коммерциализации, ФИФА превращала футбол в какое-то «казино для миллионеров», игра стала для нее просто станком для печатания крупных купюр. Подобные обвинения очень часто звучали из уст комментаторов и футбольных специалистов, которые, увлекшись всякого рода журналистскими расследованиями, так и норовили «вскрыть» огромные финансовые потоки, проходящие через счета Федерации. Зачастую итогом усилий таких «следователей» становилось обнародование материалов, давным-давно опубликованных в официальных отчетах ФИФА, а значит, открытых для широкой общественности. Могут ли сравнения ФИФА с капиталистическим предприятием претендовать на истину?

На первый взгляд подобные соображения кажутся очень похожими на правду. Да, ФИФА в полном соответствии с принципами капитализма стремится к извлечению максимальной прибыли, которую направляет на свои внутренние нужды. Однако способы распределения получаемых доходов были (и остаются) совершенно нетрадиционными. В отличие от обычных акционерных компаний, дивиденды здесь вовсе не соответствуют первоначальному вкладу. «Акционерами» ФИФА являются входящие в ее состав ассоциации, и все они равны между собой, а получаемые ими средства определяются их реальными и объективными нуждами.

Тем самым Федерация скорее напоминает своего рода кооператив, чьи доходы не распределяются пропорционально вложенному капиталу, а способствуют процветанию всех его членов. Но даже это сравнение недостаточно полно. Деятельность ФИФА не ограничивается принципом кооперации, поскольку пользу из получаемых ею доходов извлекают и те, кто формально не входит в ее состав.

На это, в частности, направлена программа помощи, которая призвана выполнить задачу, поставленную второй статьей ее Устава: «распространение футбола по правилам Федерации всеми способами, какие она сочтет возможными». Следует заметить, что данная программа, поддержанная всеми членами Федерации, приносит непосредственную пользу и ей самой, поскольку штаб-квартира ФИФА расположена в Цюрихе, а согласно швейцарским законам «социально ориентированные» предприятия освобождаются от налогообложения.

Последнее обстоятельство дает основания применить по отношению к ФИФА термин «неправительственная организация» (НПО), «изобретенный» Организацией Объединенных Наций. С его помощью ООН обозначила разнообразные добровольные объединения (ассоциации, общества, фонды, союзы, комитеты, клубы, лиги, федерации, группы, товарищества и т.п.), стремящиеся к достижению определенных социальных, культурных или гуманитарных целей и руководствующиеся в своей деятельности некими универсальными ценностями и принципами. Для решения поставленных перед собой задач они формируют верховные органы, но при этом никак не связаны с правительством своей страны.

Если же специфический предмет их занятий требует выхода на международный уровень, то мы вправе называть подобные союзы международными неправительственными организациями (МНПО). В качестве наиболее известных примеров здесь можно упомянуть Красный Крест, «Гринпис», «Международную амнистию» и вообще любые глобальные объединения людей той или иной профессии, исследователей, занимающихся определенными технологическими или отраслевыми проблемами, наконец, приверженцев какого-то хобби или вида спорта.

Все подобные организации сотрудничают с местными и региональными группами социального действия, не говоря уж о прочих НПО и МНПО, с которыми они, как правило, устанавливают прочные, постоянные и взаимовыгодные связи. Естественно, что для МНПО важнейшими партнерами являются ООН и организации типа ЮНЕСКО или ЮНИСЕФ. Со своей стороны, ООН тоже заинтересована в политическом диалоге с различными МНПО — вот почему их представители нередко участвуют в международных переговорах и конференциях, проходящих под эгидой этой организации.

С 1990-х гг. в роли такого привилегированного партнера нередко выступает и ФИФА: ООН делегирует Федерации право проведения определенных мероприятий, а та в свою очередь становится спонсором или непосредственным участником некоторых глобальных проектов.

Прежде всего это касается инициатив, направленных на борьбу с расизмом или с эксплуатацией детского труда («Красная карточка детскому труду»). Кроме того, совместно с Африканской конфедерацией футбола и Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) ФИФА проводит кампанию под названием «Выбьем полиомиелит прочь из Африки», а также финансирует проект детских «SOS-деревень» и снабжает их спортивным инвентарем.

Неправительственные организации рассматривают свое участие в предпринимательской деятельности как вполне оправданный способ улучшения собственной материальной базы, привлечения дополнительных ресурсов, необходимых для решения стоящих перед ними задач и достижения политических целей. Да, порой в глазах общественности это может уронить престиж НПО или поставить под сомнение нравственную чистоту ее устремлений — что ж, такова цена, которую, пожалуй, стоит заплатить. Так что в этом отношении ФИФА, если счесть ее разновидностью МНПО, — вовсе не особый случай.

Впрочем, внутреннее родство не отменяет и неких специфических черт: так, в отличие от большинства МНПО, которые, по сути, являются исключительно исполнительными структурами, ФИФА, хотя и занимается предпринимательством, по-прежнему остается некой совокупностью составляющих ее членов. И именно эта особенность сегодня составляет для нее существенную проблему.

Прибыль от коммерческой деятельности настолько велика, что членские взносы превратились в чисто символический жест. Это становится очевидно, если сравнить структуру доходов ФИФА и той же ООН. Оба этих союза объединяют в своих рядах примерно одинаковое количество стран, но при этом бюджет ООН на 99 % обеспечивается за счет средств, перечисляемых всего лишь 47 членами этой организации.

Напротив, членские взносы и отчисления от международных матчей составляют только 1 % в общей сумме доходов ФИФА. Даже богатые ассоциации получают от Международной федерации больше, чем сами вносят в ее казну.

Но есть у ФИФА и еще одно существенное отличие от ООН: ни один из 204 ее членов, включая самые мощные футбольные сверхдержавы, не обладает правом вето. В силу этих обстоятельств сложилась такая ситуация, когда непомерная власть оказалась сосредоточенной в руках центрального аппарата, чиновников, работающих в Цюрихе, что начинает угрожать демократическим принципам, положенным в основу Федерации. К этой проблеме мы вернемся далее, в главе 14.

Одной из наиболее характерных черт международных неправительственных организаций является то, что они управляются преимущественно «сверху вниз», а обратная зависимость, «снизу вверх», ощущается гораздо слабее. Это понятно: иначе им было бы чрезвычайно трудно воплощать в жизнь те универсальные ценности и принципы, которыми они руководствуются. В случае ФИФА жесткая централизация власти в Цюрихе становится залогом ее эффективного функционирования, одним из важнейших показателей которого является строго целевое финансирование.

Международный олимпийский комитет — тоже организация не бедная, но в отличие от него ФИФА должна заботиться не о многих видах спорта, а лишь об одном — футболе. У ФИФА есть преимущество и по отношению, скажем, к Европейскому союзу футбольных ассоциаций (УЕФА), поскольку тот вынужден считаться с интересами ведущих клубов, в то время как ФИФА может тратить свои средства исключительно на нужды национальных ассоциаций. Коль скоро коммерческие дела идут хорошо, финансовые вливания исчисляются многими миллионами долларов, и если ими умело распорядиться на местах, они могут обеспечить качественный и быстрый скачок в развитии футбола в том или ином уголке земного шара.

Вне всякого сомнения, в финансовом отношении ФИФА сегодня — одна из самых могущественных неправительственных организаций в мире, но сама по себе эта мощь — тоже веяние времени. В начале прошлого столетия, когда возникла ФИФА, в мире насчитывалось всего 200 МНПО, в 1930 г. их было уже 800, а в 1960-м — 2000.

Дальше развитие пошло в геометрической прогрессии, и к началу 1990-х по всему свету работало уже от 5000 до 6000 МНПО. В ногу со временем развивалась и ФИФА. Трансформировавшись в МНПО, она стала частью той глобальной революции, которая превратила международные союзы, или, если воспользоваться терминологией современной политологии, транснациональные сети, в такую же характерную примету конца XX в., какой для конца XIX в. было образование национальных государств.

Эта революция произошла в силу множества причин. Сначала сокращение государственных расходов в целом ряде областей породило во всем мире насущную потребность в привлечении частных капиталов. Экономический спад и финансовые кризисы 1980-х гг. во многих странах привели к тому, что в государственных бюджетах стали нещадно урезаться социальные статьи.

В наиболее бедных регионах Африки вроде Сомали, Руанды или Сьерра-Леоне государственная инфраструктура и аппарат оказались и вовсе полностью разрушенными. Огромные потоки беженцев явились причиной стремительного обнищания народов Танзании, Бурунди или Заира. В 1990-е гг. к ряду неблагоприятных последствий привел распад Советского Союза и крах всей восточноевропейской коммунистической системы.

Надо было заново выстраивать всю общественную жизнь, и ФИФА пыталась внести в этот процесс посильный вклад своей программой помощи в развитии футбола. Революция, произошедшая в том числе и внутри самой ФИФА, стала не только ответом на глобальные вызовы нового времени, но и отражением реально возросшей значимости международных неправительственных организаций. За период с 1973 по 1989 г. в целом ряде государств, расположенных в основном в беднейших уголках планеты, например в Латинской Америке, на смену прежним диктаторским режимам пришли новые, более или менее демократические формы правления.

Это создало более благоприятные условия для помощи народам этих стран и расширило сами формы ее оказания. Организации, занимающиеся подобной деятельностью, теперь могли свободно обмениваться информацией и координировать свои усилия, с тем чтобы их работа привела к наиболее эффективным результатам, чему в немалой степени способствовал и недавний прорыв в сфере коммуникационных технологий.

Появление спутниковых телефонов, факсимильной связи, а затем и распространение Интернета и электронной почты — все это стало верным подспорьем для неправительственных организаций, особенно в тех случаях, когда данные технические новшества использовались в рамках продуманных образовательных программ для местного населения.

С 1970 по 1985 г. в странах третьего мира доля неграмотного населения среди взрослых снизилась с 57 до 40 %, а если говорить только о мужчинах, то даже до 29 %. В некоторых латиноамериканских, африканских и азиатских странах впервые был зафиксирован существенный рост среднего класса в городской среде. А ведь именно на эти слои могут твердо рассчитывать благотворительные организации, стремящиеся включать в сферу своей деятельности все новые и новые регионы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

1 × 2 =