Внутренние проблемы стран, входивших в состав ФИФА, а также осложнения во взаимоотношениях государств — ее членов могли сильно затруднить задачи руководства Международной федерации. Дабы избежать или по крайней мере стать выше хитросплетений политики, ФИФА после недолгих колебаний решила придерживаться стратегии полного и жесткого нейтралитета. По словам Жюля Рима, Федерация превратилась в мини-Лигу Наций. Она твердо отказывалась принимать во внимание политику тех или иных правительств или разногласия между европейскими странами, футбольные ассоциации которых входили в ее состав.

Футбол и политика: Первые осторожные шаги
Английская армия отдает честь футбольному мячу. В 1916 г. во время битвы на Сомме капитан Невилл, чтобы поднять в атаку своих людей, бросил этот мяч в сторону немецких окопов. В итоге этой рискованной операции уцелела лишь горстка солдат и, как доказывает фотография, сам мяч.

Во времена жарких идеологических конфликтов единственным спасением была безоговорочно нейтральная позиция — только так новая организация могла выжить, учитывая, в частности, и тот факт, что руководителями футбола на местах были порой весьма заметные общественные деятели. Такой подход был возможен еще и потому, что ФИФА объединяла футбольные ассоциации, которые в принципе не имели никакого отношения к политике, и не принимала в свои ряды, скажем, католические или рабочие футбольные союзы.

При всем стремлении укрепить авторитет своей молодой организации члены ФИФА поначалу подчеркнуто безразлично относились к окружающему их миру. Устав формально никак не оговаривал политическую независимость или государственную принадлежность национальных ассоциаций. В то же время, хотя в нем и декларировался принцип «одна страна — одна ассоциация», в ряды Международной федерации был принят футбольный клуб Праги, представлявший Богемию.

Однако Австрия на венском конгрессе 1909 г. потребовала и в конце концов добилась исключения пражан, тем самым солидаризировавшись со своим правительством, считавшим Богемию всего лишь частью Австро-Венгерской империи. ФИФА была вынуждена приводить свои уставные нормы в соответствие с международными реалиями того времени. Интересно, правда, что австрийцы не возражали против присутствия в Федерации венгерской ассоциации, хотя Венгрия также была не более чем составной частью той же империи.

Руководители ФИФА отдавали себе отчет в том, какие сложности могут возникнуть из-за неясного или спорного статуса отдельных регионов — особенно в эпоху, когда государственные границы постоянно менялись. Шведская футбольная ассоциация предложила конгрессу ФИФА ввести в уставные документы термин «страна», с тем чтобы разграничить понятия государства и нации, однако не нашла там понимания.

ФИФА не хотела стеснять себя жесткими рамками и предпочитала подходить к каждой вступительной заявке индивидуально, принимая во внимание статус той или иной территории с точки зрения международного права.

Непререкаемый авторитет британцев способствовал вступлению в ФИФА ирландской, шотландской и валлийской ассоциаций — вопреки упорному противодействию немцев и австрийцев, которые, в частности, критиковали футбольное руководство за одобрение заявок Чили и Аргентины. Вплоть до 1913 г. внутри Федерации постоянно боролись две группировки, и хотя до прямых обвинений дело не доходило, а политические мотивы открыто не обнародовались, характерно, что по одну сторону невидимых баррикад находились члены Антанты: Франция и Великобритания, а по другую — их противники в будущей войне, то есть Австрия и Германия.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

2 + 11 =