Чемпионат мира по футболу 1962г.

Другими словами, не только у нас, но и в венгерском, и в чехословацком, и в югославском футболе тактическая перестройка явно задерживалась. Мы, к сожалению, в какой-то степени упоенные успехом, так и остались на старых позициях, за что впоследствии и поплатились. А вот другие сделали шаг вперед. В первую очередь сборная Чехословакии. Уже в 1961 г. ее старший тренер Рудольф Вытлачил перестроил игру команды на новый лад».

Р. Вытлачил перестроил своих на новый лад, и игроки в его команде были сильные, и пусть наши были не хуже, все же получается, что наша сборная была слабее чехословацкой, а потому распределение мест в турнирной таблице седьмого чемпионата в этом отношении было справедливым.

В последнее время много пишут о несправедливой реакции советского руководства, как спортивного, так и более высокого, на результат игры нашей сборной в чилийском чемпионате. Пишут в основном о травле Яшина, об объявлении его главным виновником неудач. Но поскольку при этом обычно даже не пытаются хотя бы обозначить причины этих неудач, у читателя создается впечатление, что советская сборная выступила нормально, так сказать, в пределах имевшихся возможностей. Играли хорошо, вышли в четвертьфинал, а чиновники «раздули историю», сделали из мухи слона в угоду амбициям руководства.

Конечно же, вешать на Яшина всех собак» было несправедливо. Несомненно, великий голкипер был не в форме: утверждают, что у него было сотрясение мозга, и нет никаких оснований не верить этому.
Ясно также, что и защитники далеко не всегда заботились о неприступности ворот. Яшина подставили. Подставили расчетливо и жестоко. Учли и его огромную популярность, и авторитет (мол, с Яшиным ничего не сделают), и возраст (в крайнем случае, можно сказать: «стареет, заигрался, пора на покой»). А вот товарищи и наставники, те, кому была вверена судьба команды, не заступились. Ведь тот, кто ставил больного Яшина в ворота, наверное, говорил ему что-то вроде: «Лева, докладывал начальству, что ты болен, но начальство слушать ничего не хочет. Что я могу сделать? Так что умри, но стой. Больше некому. Так надо!» А Лева был великий человек. Он не умел прятаться за других и, если надо стране, своим ребятам, не думал о себе. Великие — они так наивны. И слава Богу (просим извинения у читателя за еретичность), что дело кончилось только поражением, могло быть и хуже. Серьезное сотрясение мозга не дружит с большим футболом. И великого Яшина в расцвете сил мы могли бы потерять. Потерять только потому, что тот, кто обязан был принять решение и, несмотря на давление начальства, в решительный момент взять на себя ответственность, спасовал. А потом не ему, а Яшину пришлось до дна испить чашу позора. Великие не умеют валить на других, оправдываться, а просто с достоинством несут свой крест. Яшин даже хотел уйти из футбола. Но, к счастью, ситуация постепенно разрядилась. Все всё поняли. А в 1963 году Яшин был признан лучшим футболистом Европы.

Г. Качалин, пишет М. Якушкин, «вынужден был сложить полномочия». Г. Качалин много сделал для развития советского футбола, становления нашей сборной, и Л. Прибыловский справедливо называет его «режиссером наших главных футбольных побед». Но к чемпионату 1962 года команду в должной мере он не подготовил, а значит был «режиссером» и поражений.

Состав бразильской команды по сравнению с 1958 годом практически не изменился — все звезды были на месте. Но это не означало, что неизменной осталась тактика их игры.

Бразильцы привезли в Чили новую тактическую систему игры. Их тренер А. Морейра, учтя уроки шведского чемпионата, перевел одного из нападающих в линию полузащиты и благодаря этому добился нового качества игры своей команды. Система «4 + 3 + 3» позволила одновременно усилить все три линии сборной Бразилии. В обороне открылись неведомые прежде возможности для страховки крайних защитников при их подключении к атаке. О средней линии поля, где у бразильцев появился лишний игрок, вообще говорить не приходится. Что же касается нападения, то здесь А. Морейра сделал ставку на подключение к атакам как минимум двух полузащитников. Для игроков обороны соперника это создавало значительно большие трудности, чем игра против четырех номинальных форвардов, поскольку нельзя было предугадать, кто конкретно из полузащитников сборной Бразилии в тот или иной момент выдвинется вперед.

Результаты введения новой тактической системы сказались не сразу. Игра бразильцев в групповом турнире многих разочаровала. «Многие спортивные обозреватели, — писал «Советский спорт», — объясняли это солидным возрастом «шведских героев», из-за которого бразильская сборная потеряла, мол, ту легкость и непринужденность, с которой она раньше расправлялась со своими соперниками».

Но «отпевать» бразильцев было рано. Проведя большинство матчей без Пеле, они не только без особого напряжения преодолели групповой барьер, но и в последующих трех матчах показали красивый, содержательный, результативный футбол. Четвертьфинальный поединок с англичанами прошел изящно и корректно. Героем его был Гарринча, который не только забил два гола, но и буквально очаровал зрителей свой вдохновенной игрой. «Я ошибался, когда говорил, что Гарринча игрок финта, мастер скоростного дриблинга — и только, откровенный индивидуалист, — заявил на пресс-конференции У. Уинтерботтон, — …сегодня он доказал, что может делать на поле то, что совершенно недоступно для других игроков. Это фантаст от футбола, гениальный импровизатор. Его игра настолько удивительна и необычна, что мне остается только спросить: «С какой планеты приехал Гарринча?»»

Полуфинальный матч со сборной Чили проходил для бразильцев в сложных условиях. Искусственно подогреваемый патриотический угар создал, по мнению обозревателя бразильской газеты «У Глоба», обстановку, «какая бывает сразу после объявления войны». Амбиции чилийцев были непомерны, но они фанатично верили в успех. «С Пеле или без Пеле мы обыграем «Нескафе»» — такой лозунг появился за день до матча. Многие специалисты прогнозировали неудачу бразильцев.

Пессимистические прогнозы не оправдались, но победа бразильцам досталась нелегко, не только оттого, что чилийские футболисты оказались достойными соперниками, но и потому, что в команде Чили фактически было тринадцать игроков: кроме одиннадцати футболистов, перечисленных в протоколе, на стороне чилийцев выступали многочисленная, разгоряченная торсида (что само по себе естественно) и… арбитр матча, перуанец японского происхождения А. Ямасаки.

Симпатии А. Ямасаки к хозяевам чемпионата обошлись бразильцам недешево. Он упорно не замечал использовавшихся чилийцами недозволенных приемов,
многократно прерывал матч без достаточных на то оснований, сбивал темп игры бразильских футболистов, делал им незаслуженные замечания и, наконец, на 62-й минуте назначил в ворота бразильской сборной пенальти, успешно реализованный Л. Санчесом. Решение А. Ямасаки о назначении пенальти было по меньшей мере спорным: «мяч, сильно посланный Рамиресом, находит руку Зозимо», — так описал возникшую ситуацию обозреватель «Советского спорта». Примерно так же описывали этот эпизод и спортивные обозреватели других газет.

Но ни использование соперниками недозволенных приемов, ни неистовство торсиды, ни пристрастие арбитра не смогли сломить игры бразильцев. Они не поддавались на провокации, играли спокойно, уверенно, технично, что называется «брали классом». Уже на 9-й минуте блестящую комбинацию, начатую Н. Сантосом и продолженную Загало и Амарилдо, завершил красивым и неотразимым ударом Гарринча. На 32-й минуте, ускользнув от опеки, Гарринча с подачи Вава головой забивает второй гол.
Чилийпы гоже атаковали, создавая подчас у ворот Жильмара опасные ситуации, но удары их либо не были точны, либо парировались бразильским голкипером. Лишь на 42-й минуте прорыв чилийского форварда Торо застал врасплох расслабившихся на мгновение бразильцев, и счет стал 2:1. Второй тайм начался с «быстрого гола» (47-я минута) Вава. Но это не сломило чилийцев и они продолжали настойчиво атаковать.

После упоминавшегося пенальти и возникшей перспективы сравнять счет они еще больше активизировались и в организации атак, и в использовании недозволенных приемов. Однако на 78-й минуте Вава «внес ясность» во взаимоотношения соперников, забив головой четвертый и последний гол матча. Предпринимая отчаянные попытки изменить результат, чилийцы действовали порой за гранью фола столь откровенно, что даже пристрастный арбитр, видимо, сознавая, что исход поединка решен, на 80-й минуте был вынужден сделать замечание Ланде. Не ожидавший такого поворота событий чилийский форвард вступил в пререкания с арбитром и был удален с поля. Но чилийцы недолго играли вдесятером, на 83-й минуте А. Ямасаки восстановил равновесие, удалив с поля Гарринчу.

По поводу причин удаления Гарринчи существует две версии. Пишут, что во время игры Гарринча попал ногой в живот Рохасу. Удар, видимо, не был сильным: Рохас до конца матча находился в игре. Отечественный биограф Гарринчи И. Горанский описывает этот эпизод иначе: «В течение всего матча Гарринча подвергался нападениям, даже когда не владел мячом… После очередного наскока Гарринча еле уберег ноги, в который раз оказавшись на земле. И тогда он решил дать сдачи. Вместо того, чтобы отлежаться секунду-другую на зеленом газоне, Маноэл быстро поднялся и побежал за обидчиком Рохасом. Чилийский футболист испугался и бросился наутек. Гарринча настиг беглеца в несколько прыжков и в шутку, все это видели, легонько дал ему пинка под зад… Многие чилийцы засмеялись. Гарринча и Рохас остановились, готовые пожать друг другу руки. И в этот момент судья Ямасаки приказал бразильцу покинуть поле».

Остается добавить, что дисциплинарный комитет ФИФА не согласился с мнением арбитра, и Гарринча играл в финале. Правда, А. Коробейник и Р. Мрыхин в «Справочнике болельщика» утверждают, что «судейский комитет ФИФА … амнистировал Гарринчу… по многочисленным просьбам» премьер-министра Бразилии, а не потому, что признал несправедливым решение арбитра, и был вынужден в связи с этим также «амнистировать» одного из двух удаленных чилийских игроков. «К несчастью для сборной Югославии, — пишут А. Коробейник и Р. Мрыхин, — это был Рохас. Именно Рохас в этом матче забил гол на последних секундах». Но Рохас, действительно забивший на 90-й минуте острого изнурительного матча за 3-е место Чили—Югославия единственный гол, не нуждался в амнистии, поскольку, согласно официальному отчету ФИФА, с поля не удалялся. Что касается Ланды, то в матче Чили—Югославия  он участия не принимал в связи с удалением в полуфинале.

Наконец, вряд ли Гарринчу «амнистировали» под давлением бразильских властей. В этом случае он не был бы объявлен ФИФА лучшим игроком чемпионата.
Финальный поединок прошел остро, содержательно и удивительно корректно, оставив у зрителей впечатление настоящего и честного спортивного поединка высококлассных команд. Матч начался на равных, соперники попеременно атаковали, проверяя крепость «оборонительных рубежей» и «нервы вратарей». Счет на 15-й минуте открыл Масопуст. Через 2 минуты Амарилло восстановил равновесие. Игра стала быстрее, и бразильцы атаковали активно, но Шройф надежно защищал свои ворота.

Во втором тайме преимущество бразильцев становилось все очевидней, и чехословацкой команде удавалось уберечь свои ворота исключительно благодаря хорошо сыгранной обороне. Однако и в ней временами возникали бреши, и на 69-й минуте Зито увеличивает счет. Наконец, на 78-й минуте Вава забивает третий гол.

В конце матча бразильцы начинают столь очевидно тянуть время, что это вызывает активное недовольство зрителей. Но их быстро успокаивает Гарринча, демонстрируя каскад своих финтов.

Бразильская сборная победила, став третьей в семье двукратных чемпионов мира.

На седьмом чемпионате впервые была использована новая тактическая система «4 + 3 + 3». Впервые ФИФА рассматривался вопрос о мерах пресечения недозволенных приемов игры. Наконец, впервые приняли участие в мировом первенстве футболисты, ставшие звездами мирового футбола, — англичане Чарльтон и Мур и бразилец Амарилло, прозванный на родине «белой жемчужиной».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

четыре + один =