Чемпионат мира по футболу 1962г., Чили (Начало)

Бразильский дубль

Решение о проведении седьмого чемпионата в Чили, принятое конгрессом ФИФА 1 июня 1956 года, удивило многих. Страна и в политическом, и в экономическом отношении была далека от стабильности, а чилийский футбол не выделялся какими-либо серьезными достижениями. Аргентина, также претендовавшая на роль хозяина этого чемпионата, выглядела значительно привлекательней. Кроме давних и устойчивых футбольных традиций, там имелись большие стадионы, а население предпочитало футбольные страсти политическим.

Аргентинские футболисты 10 раз побеждали в чемпионатах Южной Америки и 8 раз занимали второе место в этих престижных соревнованиях. Но президент Федерации футбола Чили тридцатидвухлетний Карлос Диттборн Пинто гарантировал, что к 1962 году в Чили будут построены новые стадионы, отели — словом, создано все необходимое для проведения чемпионата, размещения многочисленных болельщиков, обеспечения работы прессы, телевидения и т. п. Он был настойчив, убедителен и обаятелен. Ему поверили. Даже после того, как 1960 году в Чили произошло разрушительное землетрясение и невольно вновь возник вопрос о месте проведения чемпионата, К. Диттборн сумел добиться своего. «Оставьте нам чемпионат мира — кроме него у нас нет ничего!» — воскликнул он во время выступления представителя Аргентины, предложившего перенести проведение чемпионата в его страну. В голосе К. Диттборна «прозвучало столько отчаяния и драматизма, — писал обозреватель «Советского спорта», — что его оппоненты невольно отступили. А фраза вошла в историю. Начертанная на громадном транспаранте, она опоясала трибуны Национального стадиона Сантьяго. Во время каждого матча на табло горел девиз, который избрали чилийцы и который также представлял собой фразу К. Диттборна в несколько трансформированном виде: «Отдадим все, потому что не имеем ничего!»»

К. Диттборн выполнил свои обещания, хотя и заплатил за это самую дорогую цену. К чемпионату было подготовлено все. Не было только К. Диттборна — он умер за месяц до открытия чемпионата в возрасте 38 лет. Сказалась шестилетняя нечеловеческая нагрузка.

В отборочном турнире участвовали 56 национальных команд. В результате жестких баталий из 30 европейских сборных в Чили «пробились» 10, из 9 южноамериканских — 3, из 8 команд стран Северной, Центральной Америки и Карибского бассейна — 1. Из 9 национальных сборных стран Африки и Азии отборочного барьера не преодолела ни одна команда. Отборочный турнир проиграли вице-чемпионы и серебряные призеры чемпионата 1958 года — сборные Швеции и Франции.

Дебютантами мирового первенства 1962 года стали команды Болгарии и Колумбии. В отличие от своих предшественников — дебютантов чемпионата 1958 года — колумбийцы и болгары не вызвали на чемпионате никаких сенсаций, хотя в составе их команд были несомненно талантливые футболисты — такие, например, как левый полусредний болгарской сборной Колев или колумбийские форварды Клингер и Асерос. Правда, в матчах Англия—Болгария и СССР—Колумбия новички заставили понервничать своих именитых соперников. И советские, и английские футболисты явно преждевременно записали дебютантов в безнадежные аутсайдеры. К счастью, дальше ничейного результата дело не зашло (Англия—Болгария — 0:0, СССР—Колумбия — 4:4), но сборные Англии и СССР были буквально на волосок от поражения.

Играя с болгарами, англичане стремились к победе, но их атаки разбивались отлично организованной обороной соперников уже на подступах к штрафной площадке. Лишь дважды англичанам удалось создать ситуации, позволявшие открыть счет, но форварды (Гривс на 35-й минуте, Дуглас на 61-й) не сумели их реализовать. «Ушедшие в оборону» болгары редко, но контратаковали и дважды имели возможность «взять» ворота соперника. В середине первого тайма один на один с английским голкипером вышел Колев. Несмотря на удачный финт, мяч, посланный Колевым под слишком острым углом, пролетел мимо пустых ворот. Также упустил реальную возможность забить гол в конце второго тайма правый полусредний болгарской сборной Величков. Он, по выражению тренера английской сборной У. Уинтерботтома, «пробил мимо, находясь в положении, из которого просто невозможно промахнуться».

Если англичане никак не могли разрушить болгарскую оборону, то футболисты советской сборной начали игру серией красивых голов. Голкипер колумбийцев Санчес, прозванный на родине «кайманом», казалось, утратил аллигаторскую хватку. На 8-й минуте Иванов, на 10-й Численко, на 11-й вновь Иванов заставили его вынимать мяч из сетки ворот. «Все три гола были великолепными, — писал об этом матче в «Советском спорте» М. Мержанов. — …Они породили уверенность в исходе встречи… Даже когда колумбийцы, пропустив третий мяч, все пошли вперед, не верилось, что им удастся что-либо добиться». Но они добились: на 21-й минуте правый крайний колумбийцев Асерос забил первый ответный гол. «Особого беспокойства гол не вызвал, — писал М. Мержанов. — Наша команда продолжала наступать уверенно… После перерыва все развивалось по инерции. Мы по инерции владели инициативой. Понедельник на 58-й минуте (по отчету ФИФА на 56-й. — Авт.), получив пас от Иванова, забил четвертый гол, колумбийцы защищались и только изредка контратаковали. Казалось, игровая инерция доведет нашу команду до победного конца». Но инерция подвела. Колумбийцев воодушевил второй ответный гол, забитый Коллом на 68-й минуте. Гол случайный, но оказавшийся решающим.

В течение последующих 20 минут ничто не могло удержать колумбийцев. Да их собственно никто особенно и не удерживал. С. Дадыгин пишет, что Нетто «потом жалел, что во время игры мало пилил защитников… которые, как он выразился, в какой-то момент уснули». А пока защита «спала», в ворота Яшина забили еще два гола (Рада на 72-й минуте и Клингер на 86-й). Верная победа ускользнула из рук, и отчаянные попытки нападающих вернуть ее не увенчались успехом. К Санчесу возвратилась аллигаторская хватка.

Любопытно: остальные матчи группового турнира и колумбийцы, и болгары проиграли, закончив чемпионат с разницей забитых и пропущенных мячей соответственно 6:10 и 1:6.
Седьмой чемпионат не принес особых неожиданностей. Не было серьезных претензий к судейству. Победили сильнейшие, и за спиной чемпионов и призеров чемпионата, как и в 1958-м, не велось разговоров относительно соответствия их игры полученным званиям и наградам. Правда, в прессе раздавались голоса, будто сборная Чили попала в число призеров, главным образом, как хозяйка чемпионата. Конечно, нельзя сказать, что чилийская сборная была заметно слабее других команд, преодолевших групповой барьер. Внимание прессы привлекали Рохас, братья Р. и Л. Санчесы, центрфорвард Торо. В целом команда играла остро, напористо, изобретательно, использовала тактику воздействия на нервы соперника, провоцировала его, иногда — на грани, реже — за гранью фола. Арбитры позволяли чилийцам, как хозяевам, больше, чем их соперникам. Так, в матче со сборной Италии, о котором речь пойдет ниже, это кончилось безобразной дракой, за которую чилийцы ответственности не понесли, хотя даже не футбольные правила, а справедливость требовала применения к ним дисциплинарных мер. В то же время, если не принимать во внимание чисто моральные соображения и учесть обычную практику известного благоволения к хозяевам чемпионата, чилийцам нельзя предъявить серьезных претензий. Все было как обычно. На чемпионате 1966 года хозяевам покровительствовали более откровенно.

В групповых турнирах тоже победили те, кто объективно показал более высокий класс игры. В четвертьфинал вышли сборные Англии, Бразилии, Венгрии, СССР, ФРГ, Чехословакии и Югославии. Болельщиков огорчили неудачные выступления команд Италии, Испании, Уругвая и Аргентины, не преодолевших группового барьера.

Двукратный чемпион мира — сборная Италии — производила впечатление команды, недостаточно подготовленной к чемпионату прежде всего психологически. Первые два матча группового турнира (ФРГ— Италия и Чили—Италия) сопровождались драками, причем формально их виновниками были итальянцы. Наверное, рыцари Круглого стола не согласились бы с арбитрами и прессой, посчитав, что итальянцев спровоцировали соперники. Но нарушения их соперников, хотя и изматывали нервы, не давая итальянцам спокойно удовлетворить свои амбиции, не «тянули» больше, чем на обычные штрафные санкции. У итальянцев же сдали нервы, и они, по выражению обозревателя газеты «Сегунда», превратили матч в «смесь футбола и кэтча”. При этом футбол им не удался: чилийцам они проиграли, с немцами сыграли вничью. В конце группового турнира они, видимо, успокоились и без особого труда победили сборную Швейцарии, но этого оказалось недостаточно для выхода в четвертьфинал.

Результаты испанцев формально были хуже: одна победа, два поражения от сборных Бразилии и Чехословакии — будущих финалистов чемпионата. В составе испанской сборной имелись классные игроки — левый крайний Хенто, знаменитый Пушкаш, самоотверженный голкипер Аракистан. Но Пушкаш играл довольно вяло, а команда в целом не была настроена на коллективные действия. Стремительные рейды Хенто не получали завершения центровая тройка испанцев не поспевала за его прострельными передачами. Так что классной, содержательной игры у испанцев не получилось, а грубости й использования за спиной арбитра недозволенных приемов хватало. Через 2 года сборная Испании выиграла Кубок Европы, но на мировом первенстве 1966 года вновь не вышла из группы.

В матчах мирового первенства уругвайцы обычно добивались успехов: участвуя в трех чемпионатах, они дважды завоевывали звание чемпионов мира, один раз заняли четвертое место. Но футбол менялся быстрей, чем стиль игры уругвайских футболистов, а ахиллесовой пятой уругвайской сборной 1962 года были отсутствие тактической дисциплины и относительная слабость обороны. В условиях седьмого чемпионата уругвайцы были «приговорены» на невыход в четвертьфинал, поскольку попали в группу с командами, у которых и с тактической дисциплиной, и с организацией обороны было все в порядке. Тем не менее их главным соперникам по групповому турниру — сборным СССР и Югославии — победа досталась нелегко.

Сильная по составу аргентинская сборная страдала теми же недостатками, что и уругвайская. Но выступили аргентинцы удачнее (одна победа, одно поражение, одна ничья), набрали столько же очков, что и сборная Англии, но уступили ей по соотношению забитых и пропущенных мячей, а потому не вышли в четвертьфинал.

Таким образом, создается впечатление, что на седьмом чемпионате «пироги и пышки» вроде бы достались по справедливости. Но сравнительный анализ положения дел на мировых первенствах невольно приводит к печальному выводу, что справедливость результатов весьма относительна, и, перефразируя слова Л. Н. Толстого, каждый чемпионат «несчастлив по-своему».

Несчастьем седьмого чемпионата была грубость, порой граничившая с жестокостью. Оговоримся сразу: эпизоды грубой, недостойной игры и драки случались на большинстве чемпионатов. Историкам футбола памятны и грубая игра итальянцев на чемпионате 1934 года, особенно со сборными Испании и Чехословакии, превращение на том же чемпионате матча Австрия—Венгрия в «уличную потасовку», и печально знаменитые «битвы» в Бордо (1938) и Берне (1954). Но до седьмого чемпионата никогда использование недозволенных приемов игры не принимало столь массового характера. Только в течение двух дней в играх чемпионата были травмированы 34 футболиста, а матч ФРГ—Италия, по мнению многих журналистов, больше напоминал соревнования по боксу, чем по футболу. В матче СССР— Югославия Дубинский и Метревели получили тяжелые травмы и не смогли участвовать в дальнейших играх чемпионата. Зрители стадиона в Винья-дель-Мар выражали свое возмущение действиями испанского центрфорварда Мартинеса, который открыто нанес удар ногой в живот чехословацкому голкиперу Шройфу и травмировал защитника Плускала. «Мы не против сильного, энергичного стиля игры, — писала по поводу массовых случаев грубой игры на чемпионате чилийская газета «Ультимас нотисчас”, — однако становится грустно, когда некоторые футболисты пытаются победить с помощью грубости».

Выступления прессы, протесты ряда делегаций стран-участниц чемпионата заставили руководство ФИФА впервые официально заявить о недопустимости грубой игры, призвать футболистов играть более корректно и предложить арбитрам принимать к виновным соответствующие меры. Однако робкие действия ФИФА не оказали существенного влияния на поведение команд. Спустя два дня после обнародования решения ФИФА на стадионе в Сантьяго во время матча Чили—Италия произошла безобразная драка, в которой пострадали многие футболисты и арбитр англичанин К. Астон, демонстрировавший после матча следы нанесенных ему побоев. Впрочем, К. Астон заслужил если не побои, то порицание…Продолжение..

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

6 + 19 =