Чемпионат мира по футболу 1994г., США

Решение ФИФА о проведении очередного, пятнадцатого по счету, чемпионата мира по футболу в нефутбольной стране — Соединенных Штатах Америки — было встречено, мягко говоря, неоднозначно. С одной стороны, все отлично понимали, что ФИФА не может безучастно относиться к тому, что одна из богатейших стран мира, вкладывающая в спорт и зарабатывающая на спорте огромные деньги, практически не вовлечена в орбиту деятельности Международной федерации футбола. Все прекрасно понимали, что ФИФА будет стараться сделать все возможное, чтобы повысить интерес к футболу в США, и что проведение чемпионата мира, на который съезжаются лучшие из лучших, — самый короткий и эффективный путь решения этой проблемы.

Но у принятого ФИФА решения была и другая сторона, которая не могла не беспокоить как любителей футбола, так и чиновников от него: если чемпионат не сможет «пробить» стену равнодушия американцев к соккеру, то играм первенства суждено проходить при полупустых трибунах, а организаторам — нести катастрофические убытки. А убытки, которые могли понести организаторы XV чемпионата, грозили быть действительно катастрофическими, поскольку для проведения турнира американцам, не имевшим необходимой футбольной инфраструктуры, пришлось вложить в чемпионат миллиарды долларов. Успокаивало только одно: в торговле и рекламе им не было равных. «Поставьте Микки Маусу задачу продать прошлогодний снег, и он заработает на этом деньги», — говорили европейские острословы.

В конечном счете благодаря правильно проведенной рекламной кампании все так и получилось. XV чемпионат побил все рекорды посещаемости, а цена на билеты на черном рынке доходила до тысячи долларов. Согласно официальным отчетам ФИФА, даже на матче Южная Корея—Боливия присутствовало более 54 тысяч зрителей, и самое смешное состояло в том, что американцы абсолютно искренне гордились этим «достижением», обращая внимание журналистов на то, что ни в Германии, ни в Англии, ни в Италии организаторам чемпионата не удалось бы добиться такой посещаемости. И с ними соглашались. Соглашались потому, что ни в одной из перечисленных стран не нашлось бы такого количества людей, настолько не разбирающихся в футболе и желающих впустую потратить деньги и время, чтобы наблюдать за игрой команд такого класса.

Для организаторов XV чемпионата столь высокая посещаемость всех без исключения игр первенства была несомненной удачей, что же касается футболистов, то подавляющему большинству из них пришлось впервые в жизни познакомиться с таким чудом современной цивилизации, как совершенно безучастные к происходящему на футбольном поле трибуны. Однако равнодушие американских зрителей, хотя и не украсило чемпионат, не смогло помешать футболистам подарить истинным ценителям этой игры незабываемый праздник футбола. Первенство мира 1994 года наглядно продемонстрировало, что похороны зрелищного, остроатакующего, яркого футбола оказались несколько преждевременными, что даже в групповых турнирах команды могут играть в такой футбол, что у болельщиков будет захватывать дух. За исключением матчей в группе «С», где сборные Германии и Испании без каких-либо проблем «разобрались» с командами Боливии и Южной Кореи, все остальные групповые турниры прошли в беспрецедентно драматичной борьбе.

В группе «А» жребий свел сборные Колумбии, Румынии, Швейцарии и США. Колумбийцы, имевшие в своем составе таких выдающихся мастеров, как Фредди Ринкон, Карлос Вальдеррама, Фаустино Асприлья, Адольфо Валенсия, считались бесспорными фаворитами группы. Более того, после блистательного выступления колумбийской сборной в отборочных играх, когда ей удалось дважды победить вице-чемпионов мира аргентинцев, о команде Франциско Маттураны заговорили как о возможном претенденте на медали предстоявшего первенства. В частности, Пеле прямо заявил, что именно колумбийцы станут соперником сборной Германии в финале XV чемпионата. Шансы же трех остальных команд на выход из группы расценивались как примерно одинаковые. Румыны и швейцарцы были объективно сильнее, но американцы играли дома, и этим все сказано.

Первый матч в группе «А» подтвердил правильность изначальных выкладок и прогнозов: сборные Швейцарии и США завершили свой поединок миром (1:1). Однако следующая игра (между командами Колумбии и Румынии) принесла совершенно неожиданный результат. Ведомые своим лидером Георге Хаджи, прозванным ’’Карпатским Марадоной», румыны вырвали победу — 3:1. «Это была одна из лучших игр в моей жизни, — сказал после матча Хаджи, — и я очень рад, что мы сумели одолеть одного из фаворитов турнира. Победа над колумбийцами придает нам больше уверенности в дальнейших матчах».

Румыны действительно вышли на следующую игру со сборной Швейцарии полностью уверенными в своих силах и …уступили с разгромным счетом 1:4. Хаджи вновь продемонстрировал свое исключительное футбольное дарование, вновь забил гол-красавец обводящим ударом с дальней дистанции, но партнеры (особенно защитники) не поддержали капитана. На гол Хаджи швейцарцы ответили четырьмя разящими ударами Суттера, Шапюизы и Кнупа, прервав продолжавшуюся ровно 40 лет полосу неудачных выступлений сборной своей страны на чемпионатах мира.

Победа швейцарцев над обидчиками одного из главных фаворитов чемпионата была воспринята как очередная сенсация в группе «А», однако это событие недолго оставалось в центре внимания средств массовой информации. Для журналистов и обозревателей значительно более лакомым куском стал другой матч в группе между сборными США и Колумбии. И дело здесь было не только в том, что этот поединок мог решить турнирную судьбу хозяев чемпионата. За несколько часов до начала матча неизвестный злоумышленник позвонил тренеру колумбийской сборной и потребовал, чтобы тот убрал из основного состава ключевого полузащитника Габриэля Гомеса.

В случае невыполнения этого требования звонивший угрожал смертью Гомесу и его семье. Руководитель колумбийской футбольной федерации Г. Морено немедленно сделал соответствующее заявление для прессы, а Ф. Мат-турана в срочном порядке «перекроил» стартовый состав своей сборной. «Я не хочу и не имею права рисковать чужими жизнями”, — сказал он журналистам перед самым началом встречи, которая, как позже выяснится, станет для колумбийцев подлинным матчем смерти. Счет в поединке будет открыт на 34-й минуте колумбийским защитником Андресом Эскобаром, который, пытаясь прервать прострельную передачу в штрафную площадь, срежет мяч в собственные ворота. Этот гол окажется прологом суперсенсационной победы сборной США над одним из главных фаворитов чемпионата (2:1) и послужит наиболее вероятной причиной смертного приговора Андресу Эскобару. Через неделю после возвращения сборной Колумбии на родину он будет убит, и одной из главных версий колумбийской полиции станет версия о мести со стороны футбольного фанатика. Но все это произойдет позднее, а тогда, после поражения от американцев, колумбийцы еще мечтали зацепиться за спасительное третье место. Для этого им необходимо было победить в последнем туре разыгравшихся швейцарцев и надеяться на поражение румын в матче с командой США. Сборную Швейцарии колумбийцы обыграли, но американцы, уже решившие свои турнирные задачи, не стали особенно выкладываться в поединке с румынами и уступили со счетом 0:1.

В результате колумбийцы остались четвертыми, а группа «А” делегировала в 1/8 финала три сборные — США. Румынии и Швейцарии.

По сравнению с тем, как развивались события в группе «А», борьба за путевки в 1/8 финала в группе «В” между сборными Бразилии, Швеции, России и Камеруна носила значительно менее острый, а главное, более предсказуемый характер. Еще задолго до начала чемпионата сборная Бразилии, в составе которой были такие звезды мировой величины, как Ромарио, Бебето, Дунга, Мауро Сильва, Таффарел, и сборная Швеции, блестяще выступившая в отборочном турнире, были отнесены к лидерам группы, а о камерунцах и россиянах говорили как о командах, от которых не ждут больших побед. Сборная Камеруна была уже слишком возрастной для того, чтобы надеяться на повторение своего успеха четырехлетней давности, а сборная России была представлена на американском первенстве далеко не лучшим составом.

Российские болельщики, наверное, еще не забыли, как осенью 1993 года, сразу после завершения последней в отборочном турнире игры с командой Греции, 14 ведущих футболистов сборной России направили в адрес советника Президента России по спорту письмо, в котором подвергли резкой критике положение дел в команде, работу ее руководящего штаба во главе с П. Садыриным и выдвинули три обязательных условия своего дальнейшего участия в выступлениях главной национальной команды. «Мы считаем, — говорилось, в частности, в документе, — 1) Работу с национальной сборной России по футболу по праву должен вести Бышовец Анатолий Федорович… 2) Должны быть изменены условия материального вознаграждения за выход в финальную часть чемпионата мира. 3) Незамедлительно должно быть улучшено материально-техническое обеспечение сборной команды страны». В руководстве российского футбола и в кругах отечественных футбольных специалистов это письмо вызвало неоднозначную реакцию. Одни увидели в нем попытку привлечь внимание начальства к проблемам сборной и улучшить игру команды, другие — стремление «хапнуть» побольше денег и вообще расценили действия футболистов как «бунт на корабле». Ожесточенные споры вокруг «письма четырнадцати», переходившие порой все допустимые приличиями рамки, продолжались вплоть до отъезда команды в США и закончились тем, что П. Садырин сохранил пост главного тренера сборной, 7 футболистов отозвали свои подписи, а оставшиеся семеро (Иванов, Шалимов, Добровольский, Колыванов, Кирьяков, Канчельскис, Кульков) решили бороться до конца и отказались от поездки на чемпионат мира.

Затянувшийся конфликт, тяжелый психологический климат в команде, потеря ряда ключевых игроков ослабили сборную России, что не замедлило сказаться на результате. И если поражение в первом матче от бразильцев (0:2) было воспринято в целом спокойно и П. Садырин говорил журналистам, что главные матчи нашей сборной за выход из группы впереди, то игра со шведами, завершившаяся со счетом 1:3, все расставила по своим местам. Правда, на послематчевой пресс-конференции представлявший сборную России второй тренер команды Ю. Семин попытался объяснить неудачу ошибкой французского арбитра Ж. Кинью, несправедливо показавшего вторую желтую карточку нашему защитнику Горлуковичу, однако эти объяснения, что называется, повисли в воздухе. Сборная России показала более или менее убедительный футбол лишь в первые 15 минут игры, когда Саленко с пенальти открыл счет. А дальше на поле детройтского «Понтиак Сильвердоум» — уникального в своем роде крытого стадиона с естественным покрытием — установилась тотальная гегемония шведских полузащитников и нападающих во главе с «золотым тельцом шведского футбола» Мартином Далином. На 39-й минуте он заработал для своей команды бесспорный пенальти, успешно реализованный Брулином, а во втором тайме сам дважды расписался на табло, оставив сборной России лишь теоретические шансы на выход из группы. Для этого нашей команде было необходимо обыграть в заключительной встрече камерунцев с разницей в четыре мяча, занять с тремя очками третье место в группе и надеяться, что у двух из шести команд, также оказавшихся третьими в своих группах, турнирные показатели будут хуже, чем у сборной России.

Практическая реализация этого плана была сродни чуду, но самое удивительное, что это чудо чуть было не произошло. 27 июня завершились игры в группе «С», и занявшая третье место команда Южной Кореи набрала только 2 очка, а на следующий день — 28 июня — сборная России со счетом 6:1 разгромила африканских футболистов. Пять из шести забитых нашей командой голов провел Олег Саленко, немедленно ставший абсолютным рекордсменом чемпионатов мира по числу голов, забитых одним футболистом в одной встрече!

Теперь для выхода в 1/8 финала требовалось только дождаться более чем вероятной победы прекрасно
выступавшей на чемпионате сборной Аргентины над болгарами или поражения Саудовской Аравии в поединке с бельгийцами. Однако в самый последний момент удача вновь отвернулась от нашей команды. Сборные Болгарии и Саудовской Аравии одержали сенсационные победы над своими маститыми соперниками, вынудив россиян, как и в 1990 году, паковать чемоданы уже на стадии групповых турниров. Первое же место в группе «В» заняли бразильцы, сыгравшие вничью

(1:1) со шведами и одержавшие победы над россиянами (2:0) и камерунцами (3:0); второе — с пятью очками (одна победа и две ничьи) досталось команде Швеции.

В группе «D», где встречались сборные Нигерии, Аргентины, Болгарии и Греции, основное внимание всех любителей футбола было приковано к аргентинской команде, в составе которой после длительного перерыва должен был выступить Диего Марадона.

Марадона не играл за сборную с весны 1991 года, когда за употребление наркотиков был на 15 месяцев отлучен от футбола. Для себя он еще тогда принял решение больше не надевать футболку главной команды страны, но осенью 1993-го после провального выступления сборной Аргентины в отборочных играх XV чемпионата его попросили вернуться и помочь. Марадона отказывался, говорил, что находится в ужасной спортивной форме, что сильно растолстел и что его организм попросту напичкан самыми разнообразными лекарствами, которые не дадут ему возможности пройти допинг-контроль. Тогда вмешалась ФИФА. Незадолго до проведения стыковых матчей Аргентина—Австралия, в которых должен был определиться участник финальной пульки американского первенства 1994 года, руководители ФИФА клятвенно заверили Марадону, что он не будет подвергаться процедуре допинг-контроля. Позиция ФИФА по данному вопросу вызвала в футбольном мире понимание и уважение. В конце концов для такого великого игрока, как Диего Марадона, можно сделать небольшое исключение из правила, тем более что футбол не легкая атлетика: от стимуляторов по большому счету мало что зависит. Можно бегать быстрее всех, прыгать выше всех, обладать самым сильным ударом и при этом быть посредственным футболистом.

Марадона дал согласие на участие в играх сборной и уже в матчах с Австралией очень помог своей команде добыть заветную путевку в США. Накануне чемпионата он неистово тренировался, сбросил 8 килограммов, восстановил форму и 21 июня 1994 года в качестве капитана вывел аргентинскую сборную на матч с командой Греции. Этого момента ждали все, кто неравнодушен к футболу, кто еще не успел забыть, что игра Марадоны — это всегда уникальный спектакль, который подчас мог быть ярче и увлекательнее всего турнира в целом. И Марадона не разочаровал. Он вновь, как в 1986-м и 1990-м, был мозгом, душой и сердцем своей сборной. Его абсолютно непредсказуемые действия на поле, доступные только его великому таланту финты, проходы, передачи и удары вновь наполнили смыслом игру аргентинской команды, а зрители вновь смогли увидеть фантастическую футбольную феерию, имя которой Диего Армандо Марадона. Вместе с двумя блистательными нападающими аргентинской сборной — опытным и также вернувшимся в команду после 15-месячной дисквалификации Клаудио Каниджей и молодым стремительным Габриэлем Батистутой — он составил атакующее трио, которому не было равных на чемпионате и которому ничего не смогли противопоставить ни греки, ни следующий соперник сборной Аргентины — нигерийцы. Из шести мячей, забитых аргентинцами в этих двух встречах, три были на счету Батистуты, два провел Каниджа и один — сам Марадона. Этот гол, оказавшийся последним в его карьере игрока национальной сборной, стал одним из самых красивых на чемпионате. На 60-й минуте матча Аргентина—Греция Марадона и Каниджа разыграли мяч вблизи линии штрафной площади греков, Марадона освободился от защитника, принял передачу от партнера, сделал шаг в сторону и неотразимым «зрячим» ударом с 16…Продолжение…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

14 − 12 =