Чемпионат Европы по футболу 1984 г. , Франция

5-й (7-й) ЧЕМПИОНАТ ЕВРОПЫ -«КУБОК АНРИ ДЕЛОНЕ»

1982-1984 гг.

Количество участников — 33 (Австрия, Албания, Англия, Бельгия, Болгария, Венгрия, ГДР, Голландия, Греция, Дания, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Кипр, Люксембург, Мальта, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Северная Ирландия, СССР, Турция, Уэльс, Финляндия, Франция, ФРГ, ЧССР, Швейцария, Швеция, Шотландия, Югославия).

Жеребьевка отборочного (группового) турнира — 8 января 1982 г. в Париже. Жеребьевка финального турнира 10 января 1984 г. в Париже. Финальный турнир — во Франции 12—27 июня 1984 г. (решение исполкома УЕФА 10 декабря 1981 г. в Цюрихе)

5-й чемпионат Европы, еще не начавшись, сразу же установил рекорд по числу участников — 33, то есть в турнире стартовали практически все члены УЕФА, коих в то время насчитывалось 34. Не хватило духу заявить свою сборную только федерации Лихтенштейна, принятую в европейскую футбольную семью еще в 1974 г.

Но до традиционной жеребьевки квалификации необходимо было решить ряд важнейших проблем, самой актуальной из которых, как ни странно, оставалась формула проведения заключительного этапа. В июне 1981 г. в Цюрихе на очередном заседании оргкомитета УЕФА, где подводились окончательные итоги итальянского финала ЧЕ-80, прошло бурное выяснение отношений между сторонниками и противниками той формулы соревнования, что действовала в Италии. Главная претензия оппонентов расширения количества финалистов состояла в том, что турнир, по сравнению с югославским финалом 1976 г., сильно потерял в зрелищности, а ряд матчей (например, ФРГ-Греция) стали в полном смысле проходными, ничего не решавшими, аот того и скучными; резко упала результативность (4,75 гола за матч на ЧЕ-76 против 1,93 на ЧЕ-80). Однако большинством голосов наступление ретроградов удалось подавить—число финалистов и формула проведения решающего этапа остались прежними, а конструктивные предложения по его совершенствованию были «законодательно» учтены позднее.

Еще одной, после Италии, страной, которой было доверено вторичное проведение финального турнира чемпионата Европы, стала Франция. Правда, французам этой чести пришлось ждать в два раза дольше, чем итальянцам — целых 24 года. В декабре 1981 г. исполком УЕФА официально предпочел ее трем другим соискателям: ФРГ, Англии и Греции. Две первые кандидатуры были отклонены подтем предлогом, что недавно (!) в Западной Германии (1974 г.) и Альбионе (1966 г.) проводились финальные турниры мировых первенств. Греческая же федерация, по сообщению оргкомитета, не предоставила полной информации при подаче заявки. Тогдашний премьер-министр Франции Пьер Моруа заявил в парламенте, что правительство планирует капитальную реконструкцию шести стадионов и обещает футбольной федерации всемерную поддержку.

После решения всех сопутствующих проблем можно было переходить к жеребьевке отборочного цикла. Для придания этой волнующей процедуре истинно французского шарма, организаторы провели ее в одной из старинных аудиторий Сорбоннского университета. Более того, Артемио Франки добился, казалось бы, невозможного — в жеребьевке впервые принял участие президент ФИФА бразилец Жуан Авеланж. Французское правительство представляла министр по делам молодежи и спорта Эдвиг Авис. Как всегда, рассеивание сборных по группам не было слепым. Впервые каждая из команд получила определенный коэффициент, вычисленный путем деления количества очков, набранных в предыдущем чемпионате Европы (исключая финал) и отборе к ЧМ-82, на число проведенных встреч. Таким образом, в первую корзину попали сборные Англии, Бельгии, Испании, Италии, Польши, ФРГ и Югославии. СССР наряду с Австрией, Венгрией, ГДР, Голландией, Уэльсом и ЧССР был отправлен во второй эшелон. Пятую (слабейшую) группу составили команды Албании, Кипра, Люксембурга и Мальты. Разве мог в тот момент кто-нибудь предположить, что именно аутсайдеры станут одними из главных участников сенсационных событий квалификации «Еиго-84».

В 1-й группе предполагалось, что борьба за первенство развернется между финалистами испанского чемпионата мира бельгийцами и шотландцами, а также сборной ГДР. Швейцарцев в расчет не принимали, но как раз только они и попытались составить видимость конкуренции мощно стартовавшей команде Бельгии, которая буквально катком прошлась по своим соперникам, одержав четыре победы подряд (!) с общим счетом 10-4. Шотландцы удивили своей беззубостью — проиграли все матчи на чужих полях и чудом унесли ноги дома в поединке со швейцарцами — проигрывая им 0:2, они лишь за четверть часа до конца сравняли счет. Так же неудачно выступали и немцы, в первых трех играх не взяв ни одного очка. Фактически все решилось во втором матче между Шотландией и Бельгией в Глазго. Гости, сыграв вничью 1:1, за тур до финиша обеспечили себе путевку во Францию. После этого они великодушно проиграли на выезде швейцарцам 1:3, слегка потешив их давно уязвленное самолюбие.

Советского болельщика занимали прежде всего события во 2-й группе. Здесь сборной СССР противостояли: ее недавние более удачливые соперники по ЧМ-82 поляки, сумевшие в Испании вытеснить из тройки призеров будущих хозяев «Euro-84» французов; не знавшая радости больших побед с 1966 г. Португалия; и северный сосед Финляндия, не лишенная таланта привнести в турнир налет сенсационности, как это было в предыдущем розыгрыше. На сей раз скандинавы довольствовались незавидной ролью аутсайдера, с ходу проиграв в двух стартовых матчах на своем поле полякам 2:3 и португальцам 0:2. Третьей в программе нашей группы стояла игра между двумя «бронзовыми» призерами мировых чемпионатов 1966,1974 и 1982 гг. — португальцами и поляками в Лиссабоне.

Команду хозяев в тот момент возглавлял знаменитый бразилец Отто Глория, 16 лет назад приведший Эйсебио и его партнеров к их наивысшему успеху—третьему месту на Кубке мира в Англии. Интересно, что после краха Португалии в квалификации ЧМ-82, он сменил на посту тренера сборной Жулиу Сернадаша, того самого, с кем Глория работал в лиссабонской «Бенфике» в сезоне 1965-1966 гг. Тогда совместными усилиями они и помогли ей завоевать очередной титул чемпиона страны. И вот новое явление Глории в португальской сборной. Его хельсинский дебют состоялся без осложнений, что, впрочем, никого и не удивило — главный матч уходящего года был впереди. Поляки приехали в Лиссабон в ореоле своего испанского успеха и выглядели слегка уставшими и явно не вошедшими в ритм нового соревнования. Хозяева переигрывали их на протяжении всего матча, чередуя взрывные действия с паузами, в которых удачно контролировали мяч. Забив в каждом тайме по мячу, португальцы взяли важные два очка, показав, что являются серьезными претендентами на французскую визу.

Пропущенный в конце ответный гол их не расстроил. И славяне особо не огорчались, ведь турнир только начинался. Единственное, что у них вызывало озабоченность — это не до конца выясненные отношения между Польской федерацией футбола и тренером Антонином Пехничеком, который то уходил из сборной, то возвращался (сразу после Испании, в июле 1982 г. было даже объявлено, что на место Пехничека приходит Эдмунд Зентара). Но в конце концов его уговорили продолжить работу.

Само собой, не обошлось без смены тренерского караула и в сборной Советского Союза. В предыдущей главе уже говорилось, что в августе 1979 г. к руководству советской командой пришел К.И. Бесков. Три «бесковских» года стали одним из самых удачных периодов в истории сборной СССР. И дело даже не в том, что после двенадцатилетнего перерыва мы попали на финальный турнир чемпионата мира — радовала командная игра «сборников».

С 26 марта 1980 г. по 14 июня 1982 г. сборная СССР не знала поражений на протяжении 19 матчей подряд (!). За это время были одержаны яркие победы над Бразилией (на «Маракане» — 2:1!), Швецией (5:1 в Мальмё!), Венгрией (4:1 в Будапеште!), Францией (1:0), Данией и ЧССР (по 2:0), Уэльсом (3:0). Испанский мировой чемпионат все ждали с изрядной долей оптимизма. Правда, немного смущало непонятное расширение руководящего штаба сборной, куда на правах старших тренеров были введены киевлянин Валерий Лобановский и тбилисец Нодар Ахалкаци (Бесков стоял во главе этого треугольника и впервые был назван «главным тренером»). Уж слишком разными были взгляды на футбол у этих талантливых и авторитетных специалистов. Интересно, что все трое оставались у руля клубных команд: московского «Спартака», киевского и тбилисского «Динамо». Но пока одерживались победы, все представлялось вполне благополучным. Проблемы начались позднее и обострились в ходе финального турнира ЧМ-82. Наиболее точно обстановку в сборной можно проиллюстрировать классической басней Крылова про лебедя, рака и щуку. Закончилось все это печально: результат вроде бы оказался неплохим (в Испании команда вошла в число двенадцати лучших), но удовлетворения от ее игры не было. Последовавшие затем в июле и августе 1982 г. «разборы полетов» на президиуме Федерации футбола СССР и коллегии спорткомитета завершились снятием Бескова и назначением на роль рулевого Лобановского. Бескова «убрали» под благовидным предлогом невозможности совмещения двух тренерских постов — в клубе и сборной (сам он покидать «Спартак» не пожелал). Лобановский же обещал, что после окончания сезона уйдет из киевского «Динамо» и сосредоточится только на работе со сборной.

Октябрьский дебют «старо-нового- наставника прошел без осложнений. Сборная (это была действительно сборная, а не усиленное киевское «Динамо») старательно переиграла в столице финнов 2:0, благодаря голам двух Сергеев — Балтачи и Андреева. На перерыв советские футболисты ушли до апрельского «шоу», которое они устроили на будущий год в «Лужниках» «с помощью» португальцев, приехавших в Москву лидерами группы. Этого матча наши болельщики ждали с тревогой: предшествовавшие встречи с Францией (1:1) и Швейцарией (1:0) были проведены не слишком убедительно. Обязательность победы над соперником, как ни странно, не сковала нашу команду, которая показала в тот день вдохновенную и результативную игру. Необходимую моральную поддержку оказали футболистам зрители, почти полностью заполнившие трибуны стадиона. Если посмотреть на итоговый счет матча (5:0), то сложится впечатление, что португальцы выглядели плохо и особо не сопротивлялись — нет, это был бы неверный вывод. Гостей переиграли по всем правилам футбольного искусства: наши игроки щедро тратили свою энергию, без устали затевая одну комбинацию за другой. Все атаки сборной СССР развивались удивительно гармонично, стремительно шли друг за другом и завершались красивыми концовками. К такому испытанию португальские игроки готовы не были. Особенно хорошо выглядел Фёдор Черенков, которого Лобановский вернул в основной состав команды. Его первый гол стал украшением поединка— находясь подострым углом к воротам, он мягким резаным ударом технично послал мяч в цель в обвод голкипера. Явно был «выбит из седла» вратарь португальцев Бенту: он неоправданно часто покидал ворота, стараясь помочь защитникам, что приводило к обратным результатам. Четыре гола из пяти стали следствием его ошибок. Только последний мяч, забитый защитником Николаем Ларионовым, приглашенным в сборную из ленинградского «Зенита», практически не брался: свой проход по правому флангу он завершил неотразимым ударом в дальний верхний угол. Спустя почти месяц команда Лобановского отправилась в Хожув в гости к полякам, барселонская нулевая ничья с которыми занозой саднила у советских футболистов и болельщиков. На сей раз результативный дележ очков (1:1) был выгоден нашей сборной, т. к. в апреле полякам, пока мы громили португальцев, скандинавы поставили подножку в виде сенсационной ничьей в Варшаве (1:1), причем, оба гола были забиты в первые пять минут матча и оба хозяевами поля — сначала с пенальти в чужие (Влодзимеж Смолярек), а потом и в свои ворота (Павел Янась). Привычка к автоголам сродни привязанности к наркотикам, только попади в эту черную полосу — не вылезешь.

В Хожуве за 27 минут до финального свистка сборную СССР от поражения увел еще один польский защитник Роман Вуйцицки, вовремя подправивший удар Черенкова. Но, что любопытно, первый гол был забит Збигневом Бонеком в результате комбинации, которую завязал вездесущий… Вуйцицки. Счастливый случай, уберегший сборную СССР от неприятности, представлялся закономерным: поляки смотрелись этакими формалистами, игравшими скорее по обязанности, у наших же старание и желание успеха било через край.

Летнюю компанию Лобановский удачно завершил в Хельсинки, бросив в турнирную копилку два очка, заработанные расторопностью Олега Блохина и неповоротливостью финских защитников: киевлянин последним коснулся мяча, переправив его в ворота после углового, поданного Леонидом Буряком. Казалось, что теперь-то уж советская сборная до финиша лидерства не отдаст.

Осень, увы, перевернула все с ног на голову, преподнеся нам прескверный сюрприз в виде реанимировавшихся португальцев. Те, перестроив свои ряды и заменив тренера (на смену единоначалия Глории пришла коллегиальность технической комиссии во главе с Фернанду Кабритой), с отчаянностью обреченных вступили в решающие схватки за французские путевки. Первыми в Лиссабоне пали финны — 0:5, исправившие хозяевам отрицательный баланс мячей. Наши, ответив в Москве украинским голевым дуплетом в ворота поляков (Анатолий Демьяненко и Блохин), стали ждать информации из Вроцлава, где братья-славяне принимали Португалию. От хозяев требовалось лишь одно — зацепить у соперника очко. В таком случае сборная СССР независимо от исхода последнего матча становилась победителем группы. Нет, подопечные Пехничека оказались плохими помощниками: их состав был явно ослаблен отсутствием лучших игроков Бонека, Дариуша Дзекановского и Анджея Бунцоля.

Португальцы, для которых каждый матч был решающим, умирали на поле, терзая инертных поляков. Да и везение было на их стороне — в одной из контратак Смолярек попал в штангу. Открыв незадолго до перерыва счет, гости во втором тайме как зеницу ока берегли драгоценный гол, сохранивший им надежду на конечный успех. Матч в Лиссабоне 13 ноября становился Определяющим и для португальской и для советской сборной, которая лидировала перед последним поворотом в одно очко, т. е. наших могла устроить и ничья. Не получилось. Совокупность мелочей: усталость спартаковцев Рината Дасаева, Юрия Гаврилова, Сергея Родионова и Федора Черенкова после тяжелейших матчей с английской «Астон Виллой» в Кубке УЕФА и битвы за чемпионство с днепропетровским «Днепром», травма Александра Бубнова, на которого рассчитывали тренеры, не лучшее физическое и психологическое состояние киевлян (их четверо входило в основной состав сборной), завершивших первенство Союза на седьмом месте — все это предопределило фиаско нашей команды, ведь мелочей в футболе не бывает. Удача, которая так необходима в решающие мгновения, отвернулась от советской сборной.

По сравнению с московским матчем португальцы почти полностью перекроили состав, введя в него восемь новых игроков. У нас было лишь два изменения. Хозяева вышли на вязкое поле лиссабонского стадиона «Да-Луш» (накануне прошел сильный дождь) предельно отмобилизованными — отступать им было некуда. Наибольшую опасность для ворот Дасаева представляли темнокожий Жордан и Шалана, измотавшие своими финтами и перемещениями нашу защиту. Последний вместе с французским арбитром Жоржем Конратом и «сделали» единственный гол в этом матче. На 43-й минуте юркий португалец подхватил мяч и рванулся по направлению к штрафной площади советской сборной. В полутора метрах от нее Сергей Боровский, пытаясь сделать подкат, завалил соперника. К ужасу всех, кто болел за наших ребят, Конрат показал на «точку» — пенальти! Споры были бесполезны. Хладнокровный Жордан не промахнулся.

После перерыва советские футболисты зажали хозяев на их половине поля, но те сражались, как львы. И все же мы могли уйти от поражения, однако, судя по всему, Фортуна заранее сделала свой выбор — промахнулись из выгоднейших ситуаций Хорен Оганесян, который был выведен один на один с вратарем, Вадим Евтушенко, попал в перекладину Черенков. В итоге обидные 0:1 — и второй раз подряд наша команда и болельщики остались без финала европейского первенства. Первая половина декабря 1983 г. прошла под знаком мощной критики тренерского штаба сборной. Удары сыпались один за другим. 5 декабря президиум Федерации футбола СССР, заслушав отчет Лобановского, признал его работу неудовлетворительной. Апофеозом разборок стало заседание коллегии спорткомитета, которое состоялось 17 декабря. В результате все закончилось объявлением выговора Н.П.Симоняну (он был начальником команды) и Лобановскому, а также «историческим» решением: «Признано нецелесообразным использовать их (т. е. Симоняна и Лобановского, прим, авт.) в дальнейшем в качестве тренеров сборных команд страны». Не больше и не меньше. Через два с половиной года этот тренерский штаб в полном составе вернут к руководству главной командой Советского Союза накануне финального турнира ЧМ-86.

Совершенно неожиданными оказались итоги борьбы в 3-йгруппе. Здесь любители прогнозов полностью оконфузились, ибо во Францию поехали не англичане, вечные фавориты любых соревнований, а датчане, создавшие при помощи западногерманского специалиста польского происхождения Юзефа (Зелла) Пионтека выдающуюся команду. Ее силу уже в отборе к ЧМ-82 в полной мере ощутили будущие чемпионы мира итальянцы, по всем статьям проигравшие в Копенгагене 1:3. Правда, скандинавам эта победа кроме морального удовлетворения ничего не принесла, но послужила им отличным трамплином в славное будущее. То, что оно будет таковым, показал уже стартовый матч в группе, в котором датчане принимали родоначальников футбола. Этот матч восхитил всю Европу.

Не столько неожиданной ничьей (2:2, причем, хозяева отыгрались лишь на последней минуте), сколько потрясающей мобильной игрой обеих команд. Англичан возглавлял новый тренер Бобби Робсон, сменивший Рона Гринвуда. Он не включил в состав Кевина Кигана, что вызвало бурное негодование «звезды». Остальные три команды — Венгрии, Греции и Люксембурга, выступив в роли статистов, все же успели насолить лидерам. Эллины совершенно неожиданно взяли очко в Лондоне, а мадьяры одолели в Будапеште датчан — 1:0. Ключевой стала вторая игра Англии и Дании. В ходе пресс-конференции, состоявшейся накануне решающего поединка, Пионтек заявил: «Если мы завтра выиграем, то наша команда выйдет на высший международный уровень. Такая возможность у нас появилась впервые за последние годы, и мы не хотим ее упускать». И скандинавы выжали из этого момента максимум возможного, победив англичан 1:0. Гол с пенальти, назначенного после того, как защитник Фил Нил отбил рукой летевший в ворота мяч, четко реализовал Алан Симонсен.

Гости доминировали на протяжении всей встречи, и их победа была признана закономерной. Впервые с 1948 г. датчане в девяти проведенных матчах сумели наконец-то выиграть у англичан. Причем это поражение британцев стало их первой неудачей на своем поле в официальных матчах чемпионатов мира и Европы. Обе команды заканчивали выступления на выезде: Англия в Люксембурге, где ей заранее отдавалась победа, Дания в Греции — тут выигрыш гостей считался проблематичным. Но северяне развеяли все сомнения. Имея большое преимущество, они взяли необходимые два очка — 2:0 и заняли первое место. Если в 1964 г. появление в финальном турнире датчан было вызвано удачным стечением обстоятельств, то спустя 20 лет все выглядело закономерным и оправданным. «Датский динамит», как окрестили команду Пионтека журналисты за агрессивный и зрелищный стиль игры, «подорвал» всю Европу, заставив специалистов провести переоценку ценностей. Имена Симонсена, Пребена Элькера-Ларсена, Микаэля Лаудрупа, Йеспера Ульсена и других игроков не сходили с уст миллионов восторженных болельщиков. А Зелла Пионтека популярный журнал «World soccer» назвал лучшим тренером 1983 г.

Из чрезвычайно запутанной и сложной ситуации выбрались в 4-й группе югославы. Со своим основным конкурентом — сборной Уэльса — они очки поделили, сыграв оба раза вничью: сначала у себя дома 4:4 (I), а затем в Кардиффе 1:1. Помогли им их соседи болгары, пребывавшие до поры до бремени в летаргическом сне, которые одолели в Софии валлийцев 1:0. Интересно. что те же болгары едва не лишили югославов французской путевки..Продолжение..

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

20 − семнадцать =