Чемпионат Европы по футболу 1972 г. , Бельгия

Количество участников — 32 (Австрия, Албания, Англия, Бельгия, Болгария, Венгрия, ГДР, Голландия, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Кипр, Люксембург, Мальта, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Северная Ирландия, СССР, Турция, Уэльс, Финляндия, Франция, ФРГ, ЧССР, Швейцария, Швеция, Шотландия, Югославия).

Жеребьевка отборочного (группового) турнира — 20 марта 1970 г. в Риме. Жеребьевка 1/4 и 1/2 финала — 12 января 1972 г. в Цюрихе. Финальный турнир — в Бельгии 14-18 июня 1972 г. (решение исполкома УЕФА 11 января 1972 г. в Цюрихе — в случае победы сборной Бельгии в 1 /4 финала).

Второй чемпионат Европы, еще не начавшись, установил рекорд по количеству участников — 32, но в очередной раз не собрал всех представителей Европейского союза футбольных ассоциаций, который объединял 33 федерации: вновь проигнорировала турнир Исландия. Справедливости ради, следует отметить, что исландцы в то время испытывали немалые внутренние проблемы и не участвовали не только в европейских, но и мировых первенствах, пропустив ЧМ-62 и ЧМ-66. Зато «объявились» мальтийцы, до последнего момента сомневавшиеся в правильности принятого решения.

Снова руководству УЕФА пришлось поломать голову над жеребьевкой квалификации, чтобы, соблюдая спортивные критерии, равномерно рассеять команды по восьми группам. Как всегда, в роли «маток» выступили финалисты ближайшего чемпионата мира в Мексике (Англия, Бельгия, Болгария, Италия, Румыния, СССР, ФРГ, ЧССР, Швеция), но их было девять—лишней оказалась, по собственному желанию, Швеция. Скандинавы направили письмо президенту УЕФА Г.Видеркеру с просьбой не включать их в число «избранных», во избежание попадания в одну группу с Грацией, с которой у шведов не было ни культурных, ни спортивных контактов (таким образом скандинавы выражали протест против режима «черных полковников»). Заменили и Чехословакию на Югославию, посчитав, что в чемпионатах (Кубках) Европы «юги» имеют лучшие показатели, чем их оппоненты. Интересно, что обладатели Кубка Европы 1964 года испанцы и вовсе оказались в третьей корзине (!). Так что, разложив все по полочкам, функционеры УЕФА уже без проблем провели жеребьевку, которая с помпой прошла в банкетном зале римского гранд-отеля «Парко-дей-Принсипи».

До начала квалификационного турнира исполком УЕФА, прошедший 5 мая 1970 г. в Цюрихе, принял ряд важнейших решений по проведению соревнований на континенте как для сборных, так и для клубных команд. Прежде всего это касалось пункта о выявлении победителей в матчах на стадии «плей-офф». Теперь, если обе игры с учетом дополнительного времени завершались вничью с одинаковым счетом, то победитель определялся не жребием, а после пробития одиннадцатиметровых ударов. Как подчеркивали руководители УЕФА, история, произошедшая со сборной СССР в полуфинале предыдущего розыгрыша, когда судьбу матча в итоге решила монетка, не должна повториться. Еще раз обращалось внимание, что при равенстве других показателей гол, забитый на поле соперника, оценивается вдвое. Правда, это условие использовалось только в клубных турнирах, на чемпионате Европы с его применением решили повременить до следующего розыгрыша.

И наконец-то была проведена давно ожидаемая реформа: еще в начале июня 1968 г. исполком УЕФА, заседавший в Берне, принял решение, что, начиная со 2-го чемпионата Европы, разрешаются по две замены игроков в каждой команде по ходу всего матча.

Отборочный турнир открылся 7 октября 1970 г. матчами ЧССР-Финлян-дия-1:1 и Норвегия-Венгрия-1:3. Результат первой игры, проходившей в Праге, был расценен как большая сенсация — еще бы, участник мексиканского мирового первенства играет на своем поле вничью с весьма заурядной командой. Но так выглядело только на первый взгляд — наши чехословацкие «друзья» по примеру своего старшего «советского брата» решили провести крутую реконструкцию состава, убрав из него всех (!) футболистов, провалившихся в Мексике (сборная ЧССР, играя в группе против Англии, Бразилии и Румынии, не набрала ни одного очка), а также поменяв тренера. Против финнов выступала по сути вторая сборная и переиграть гостей не смогла. Поспешное реформаторство пражских футбольных чиновников дорого обошлось сборной. В итоге именно этого потерянного очка и не хватило чехословакам, чтобы обойти в первой группе румын. После финской подножки тут же были возвращены в команду опытнейшие игроки во главе с Иво Виктором, которые в дальнейшем здорово провели весь турнир, но и их главные соперники играли не менее эффективно. В результате только лучшая разность забитых и пропущенных мячей (11-2 против 11 -4) вывела в четвертьфинал сборную Румынии, хотя, по оценкам специалистов, чехословаки выглядели гораздо интереснее. Вот во что обернулась злополучная ничья с финнами в Праге в самом начале турнира.

Во второй группе, которая оказалась наиболее ровной по составу, прежде всего, обратило на себя внимание стремление французов выйти, наконец-то, из небытия и побороться за путевку в «плей-офф». Поначалу все складывалось для них как нельзя лучше: они уверенно взяли четыре очка в матчах с норвежцами, устояли в Будапеште перед венграми —1:1 (хозяева проводили юбилейный 450-й международный матч!), и к осени 1971 г. уже настроились на долгожданный прорыв в европейскую элиту. Их основными соперниками виделись болгары, некстати, правда, сыгравшие дома вничью с норвежцами 1:1 (это было единственное очко, заработанное скандинавами в турнире), но затем, камня на камне не оставившие в Софии от венгров — 3:0.

После матча тренер гостей Йожеф Хоффер тут же подал в отставку. Для венгерской сборной ситуация складывалась просто катастрофическая. Однако все перевернулось, когда к руководству командой пришел 49-летний Рудольф Илловски, сумевший сплотить игроков и заразить своим оптимизмом. До ответного матча с болгарами в Будапеште, венгры сыграли вничью 0:0 с чемпионами мира бразильцами в Рио-де-Жанейро и выиграли у югославов 2:1. Даже дележ очков, исходя из турнирной стратегии, позволял болгарам надеяться на победу в группе, но им фатально не повезло. Во втором тайме при игре равных возможностей мощный удар защитника Петера Юхаса пришелся в перекладину, отскочивший мяч попал в спину вратаря Бисера Михайлова и рикошетом влетел в сетку. Неожиданный гол выбил гостей из равновесия и практически тут же Чаба Видач головой забил второй гол, приведя в восторг 70 тысяч болельщиков, собравшихся на «Непштадионе». Через две недели поймавшие кураж венгры показали великолепную игру в Париже и победили французов с тем же счетом 2:0, доведя беспроигрышную серию с ними до девяти матчей (последний успех галлов в играх с венграми датировался 1935 г.). Фактически это означало триумф команды Илловского в отборочном турнире. Заключительную домашнюю игру против норвежцев его подопечные провели на огромном волевом подъеме и, разгромив своего соперника 4:0, вышли на первое место. Соперничать за лидерство с ними могли либо болгары, либо французы, но лишь в том случае, если бы одержали две победы подряд, причем с крупным счетом — а играть им оставалось только между собой. Урвав друг у друга по два очка в родных стенах, оба незадачливых соперника пропустили в четвертьфинал венгров, совершивших впечатляющий финишный спурт.

В самую «проходимую», третью группу, без сомнения, попали англичане, ведомые твердой рукой сэра Альфа. Четвертьфинальное фиаско в мексиканской битве с западными немцами не подмочило репутацию теперь уже эксчемпионов мира. Они демонстрировали такой же атлетический скоростной футбол, принесший им в 1966 г. титул лучшей команды мира. Единственное, чего не хватало этой команде — диспетчерского таланта Бобби Чарльтона, завершившего свои выступления за сборную. Заменить его, как оказалось, было некем. Англичане на голову превосходили своих оппонентов по группе, обыгрывая их на классе. Видимость конкуренции попытались составить им швейцарцы, давшие бой британцам у себя на поле, в Базеле, — силенок хватило на проигрыш с минимальным счетом 2:3 (причем, решающий третий гол они забили в собственные ворота) и почетную ничью 1:1 на «Уэмбли». Впрочем, упирались, как могли, против англичан все: и мальтийцы, и греки — уж слишком сильный раздражитель представляли из себя родоначальники футбола. До сих пор на Мальте держится рекорд посещаемости одного матча — того самого, когда на остров приехала команда Рамсея: старенький Национальный стадион «Гзира», вмещавший 25 тысяч зрителей, едва не лопнул от людского наплыва — ведь набилось в него на пять тысяч больше максимально допустимого! Так велико было желание аборигенов увидеть английских звезд Интересно, что проиграв ту игру со счетом 0:1, мальтийцы радовались минимальному поражению, как дети. Именно в этом розыгрыше сборная Мальты — «карлик» мирового футбола — завоевала свое первое очко в крупнейших международных соревнованиях, сыграв вничью с греками 1:1.

Верная девизу — «В новый турнир с новым тренером!» —- сборная СССР, поменяв на тренерском мостике после мексиканского чемпионата мира Гавриила Качалина на Валентина Николаева, вступила на состязательную дорогу четвертой отборочной группы континентального первенства. В соперники ей жребий определил обладателя Кубка Европы 1964 г. Испанию, Северную Ирландию с лучшим футболистом Европы 1968 г. Джорджем Бестом и в довесок экзотический Кипр. Впервые в истории советской сборной, участвующей в соревнованиях такого ранга, ее наставник являлся «совместителем», одновременно работая и в клубе. В.Николаев возглавлял ЦСКА (назначение в сборную он получил в августе), и под его руководством армейцы великолепно шли по дистанции чемпионата страны, успешно конкурируя за золотые медали со своими земляками-динамовцами и спартаковцами.

Шарахаться из стороны в сторону инженер-полковник В.Николаев не стал. На первый матч 15 ноября с Кипром он сохранил костяк сборной, введя в ее состав новых ярких игроков — нападающих Виталия Шевченко из бакинского «Нефтчи», Владимира Федотова и Бориса Копейкина из ЦСКА, а также Виктора Колотова, мобильного полузащитника казанского «Рубина». Колотое, безвременно ушедший из жизни, остался единственным футболистом клуба первой группы (что соответствует сегодняшнему первому дивизиону), выступавшим за главную команду страны в матчах европейского чемпионата.

После четырехлетнего перерыва вернулся в сборную и вратарь Виктор Банников, переехавший из киевского «Динамо» в московское «Торпедо». Собственно, новички и сделали результат на «Острове Афродиты»: первый гол забил Колотое на 10-й минуте, войдя в штрафную хозяев и мощно пробив по цели. Через шесть минут отличился Геннадий Еврюжихин, с подачи все того же Колотова, переправив мяч в «девятку». Хотя киприоты перед самым свистком на перерыв сократили отставание в счете, сомнений в нашей победе не возникало. Через пять минут после начала второго тайма Шевченко восстановил прежнюю разницу в два гола. О превосходстве советских футболистов говорят такие цифры: они 36 раз били по воротам соперника — киприоты нанесли в ответ лишь 7 ударов.

До следующего отборочного матча сборной нашим болельщикам пришлось ждать ровно шесть месяцев. 30 мая 1971 года в Москву пожаловали испанцы. Встречей с ними сборная СССР открывала домашнюю серию из трех игр подряд на поле столичных «Лужников». С финальной игры за Кубок Европы 1964 года «не виделись» на поле советские и испанские футболисты, только Альберту Шестернёву, Хосе Ирибару и Амансио Вареле был памятен тот дождливый мадридский день семилетней давности — сейчас друг против друга стояли новые команды. Как потом отмечали многие специалисты, опытные гости с Пиренеев были наказаны за свой деляческий подход к игре — Ладислао Кубала, тренер испанцев, вошедший в историю как единственный футболист, выступавший за три разные национальные сборные (Венгрии, Чехословакии и Испании), поставил перед своими игроками вполне конкретную задачу: всеми силами сохранить ворота на замке. Скованные оборонительной тренерской концепцией игры испанцы не проявляли особой активности впереди и в итоге поплатились за свою чрезмерную осторожность. Советские футболисты почти весь матч владели территориальным преимуществом. Переполненный стадион не выражал горячей поддержки своим игрокам, наблюдая за их хаотическими перемещениями.

Возвратившийся в сборную Йожеф Сабо (ставший к этому времени уже московским динамовцем) тщетно пытался наладить комбинационную игру. Дело пошло, когда во втором тайме на поле появился В.Федотов. Своей заряженностью и острыми передачами он завел партнеров — но одной «физики» и воли было мало, чтобы прорвать искусную защиту гостей. В конце концов все решили нестандартные действия одиночек. За десять минут до финального свистка последовали подряд два губительных для испанцев «взрыва»: сначала Колотое, ворвавшись в штрафную, получил передачу от Гиви Нодия и по ходу движения неожиданно пробил по воротам — мяч пулей влетел в правый от Ирибара угол. Пока испанцы приходили в себя и перестраивались для ответа, воодушевленные хозяева бросились добивать соперника. Новая атака — угловой.

Последовала подача Еврюжихина на Федотова, который мгновенно переправил мяч Шевченко, и бакинец с разворота нанес хлесткий удар в тот же правый угол. Отчаянный бросок Ирибара не спас положения. Понимая бессмысленность топтания у своей штрафной площадки, Кубала со скамейки запасных дает сигнал для тотальной атаки. Испанцам удается только напугать нашу защиту и сократить счет до минимума: с близкого расстояния Рексач, при попустительстве обороны, пробил Евгения Рудакова. 2:1— плюс ценнейшие два очка в нервной и непростой игре.

Через неделю наши получают в «Лужниках» еще два, усердно потренировав кипрского вратаря и значительно улучшив разницу мячей — 6:1, хотя, используй Анатолий Банишевский половину моментов, которые он имел перед воротами островитян, счет мог бы быть и двузначным.

Перед последним домашним матчем в сентябре с Северной Ирландией наши успели провести две товарищеские игры в Москве против шотландцев (1:0) и индийцев (5:0). И вот долгожданная встреча с британцами, вернее — с Джорджем Бестом, которого наши любители футбола видели только на фотографиях в журналах — в советскую столицу он приехал впервые. С Ольстером мы уже сталкивались в отборе мексиканского мирового первенства, но Бест в том московском матче не участвовал. Зрители не обманулись в своих ожиданиях — они успели еще застать блистательного дриблера во всей красе. Но тут нельзя не отметить и его визави Реваза Дзодзуашвили, который ни в чем старался не уступить британской «звезде». Наш защитник блестяще справился с опекой грозного форварда. И то, что Бест не забил — несомненная заслуга тбилисца. Игра проходила чрезвычайно сложно. В то время у североирландцев была очень сильная команда, не уступавшая по подбору исполнителей ни Англии, ни Шотландии. Все решил единственный гол, забитый Владимиром Мунтяном с пенальти в конце первого тайма. Шведский арбитр Уве Дальберг показал на «точку» за снос Шевченко. После перерыва гости, естественно, бросились отыгрываться.

Вратарю Рудакову сразу же пришлось парировать мяч, посланный Дэвидом Клеменсом в самый верхний угол. Вообще во втором тайме британцы действовали в атаке острее наших футболистов, но оборона во главе с Альбертом Шестернёвым играла безошибочно. Уж что-что, а советская защита в начале 70-х была, без сомнения, одной из лучших в мировом футболе. Ни Бесту, ни Дереку Дугану, ни Теренсу Нилу забить не дали, завершив домашнюю серию с максимально набранными очками — три игры, три победы. Оставались две самые тяжелые и решающие игры — в Белфасте и Севилье.

В столице Северной Ирландии матч планировали провести в 18.30, но приказом правительства начало перенесли на 15.00. Причина — сложная политическая обстановка в этой британской провинции. Редкий день обходился без взрывов бомб и стрельбы на улицах Белфаста. Аншлага на стадионе не было, все-таки игра проходила в рабочее время, но 15 тысяч на 25-тысячном «Виндзор Парке» все же собралось. Главное отличие от недавней встречи в Москве было не в политических страстях, бушевавших за пределами стадиона, — не играл Бест. Травма лучшего форварда сильно ослабила команду, как говорили британские журналисты: «Нет Беста — нет атаки». Зато в составе нашей сборной появился Анатолий Бышовец, впервые вышедший на поле в этом отборочном цикле..Продолжение…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

4 × 1 =