Чемпионат Европы по футболу 1968 г. , Италия

..Албанцы, пропустив в квалификации 12 голов и не забив ни одного, вырыли сборной ФРГ такую глубокую яму, что треск от ее падения долгим эхом отражался во всех уголках футбольной Европы.

На высокой ноте прервали полет португальцев во второй группе, и кто— болгары, которым они больно щелкнули по носу на чемпионате мира в Англии, и шведы, переживавшие в ту пору болезненный для всех период смены поколений. Звездная «Эйсебио и К» в борьбе со своими основными конкурентами потеряла целых шесть очков и турнир продолжили славяне, не проиграв ни одного матча, лихо расправившись с обеими скандинавскими командами (в группе играли еще и норвежцы) и отомстив португальцам за английские унижения.

Пятая, шестая и седьмая группы катаклизмов избежали. Победили те сборные, на которых ставили специалисты: соответственно, Венгрия, Италия и Франция. Но нельзя не отметить, что как раз в уже упоминавшимся стартовом матче чемпионата (5-я группа) Голландия-Венгрия дебютировал за сборную и забил свой первый мяч легендарный «Летучий голландец» Йохан Круифф.

Едва не загремели под фанфары обладатели «Золотой богини» англичане, выступавшие в «британском сообществе» под номером восемь. Уж слишком быстро «замарали» они свой чемпионский наряд — и года не прошло после драматической финальной битвы с немцами, как «Уэмбли» стал свидетелем их падения в сражении с шотландцами, в шестой раз обыгравшими своих заклятых соперников на «культовом» стадионе, на сей раз 3:2. Самое интересное, что четыре из пяти забитых в этой игре голов пришлись на последние десять минут. После финального свистка с полным напряжением сил пришлось поработать лондонской полиции: обезумевшие от радости шотландские болельщики прорвались на поле и вдрызг разодрали сетки на воротах и разломали штанги на сувениры. Особо рьяные бросились выкапывать кусочки «счастливого» дерна. И составил бы сэр Альф Рамсей вместе с Хельмутом Шёном любопытнейшую парочку отверженных, да подкузьмили шотландцам североирландцы, некстати обыгравшие их в Белфасте 1:0. Матч в Глазго, куда в феврале 1968 г. с ответом приехали англичане, собрал на стадионе «Хемпден Парк» рекордное количество болельщиков в истории Кубков и чемпионатов Европы — 134 с половиной тысячи (!). В колоссальном по напряжению поединке чемпионы мира вырвали нужную ничью (1:1), открывшую Им дорогу в четвертьфинал. Психологическая атака в виде знаменитого «хемпденского рева» (представляете, как орут 134 тысячи глоток!) хозяевам так и не помогла.

В преддверии рассказа о стадии «плей-офф» необходимо предоставить небольшую «информацию к размышлению». Впервые на чемпионатах Европы на этом этапе было введено правило, когда гол, забитый на чужом поле, в случае, если соперники проведут одинаковое количество мячей, оценивается вдвое. При невозможности применения этого условия мог быть назначен третий решающий матч, если обе заинтересованные ассоциации договорились об этом до начала второго поединка. Ввиду отсутствия такого соглашения победитель должен был определяться жребием. Эту процедуру доверялось проводить главному арбитру непосредственно на стадионе в присутствии капитанов команд и представителя УЕФА. Запомним раздел регламента, который касается жребия — ох, как аукнется он позднее нашей команде!

Ожидавшаяся с большим нетерпением жеребьевка четвертьфиналов прошла в парижском отеле «Хилтон» в январе 1968 г. и упорядочила сетку турнира вплоть до финала. Результаты жребия, который свел советскую команду с венграми, особой радости не вызвали ни в Москве, ни в Будапеште: для нас это был хоть и знакомый, но в то время чрезвычайно опасный соперник во главе с лучшим футболистом Европы 1967 г. Флорианом Альбертом, а для венгров мы являлись чем-то вроде «бича божьего» — они постоянно проигрывали нам в официальных матчах. В итоге получились потрясающие по своему накалу четвертьфинальные игры, в которых каждая из сторон блеснула великолепной игрой. На своем поле «Непштадиона», где проводился первый матч, венграм впервые за последние 12 лет удалось добиться победы над советской командой. Хозяева превзошли наших прежде всего в быстроте мышления и в скорости передвижения. Схема построения была у них гибкой и подвижной.

В нападении к постоянно действующим впереди Золтану Варге и Яношу Фаркашу по очереди подключались Ласло Фазекаш и Дьюла Ракоши. В роли дирижера отличился Янош Гёрёч, в защите лучшим был Кальман Месёй, надежно прикрывший Стрельцова. Отлично сыграл и вратарь Карой Фатер, заменивший травмированного основного голкипера сборной Дьюлу Тамаша. Но что интересно, несмотря на инициативу и внешнюю привлекательность игры венгерской команды наши могли и не проиграть! Явных моментов для взятия ворот больше было у советских нападающих (особенно у Стрельцова и Банишевского).

Голы венгров стали итогом цепи досадных ошибок нашей обороны. На 22-й минуте, после удара Фаркаша, Анзор Кавазашвили вроде бы зафиксировал мяч, но тот, как сказочный колобок, вывернулся из рук и нырнул в сетку. А в конце матча, когда наши побежали отыгрываться, венгры провели разящую контратаку и Гёрёч, используя оплошность Кавазашвили, удвоил счет. 0:2. Преодолеть перевес в два мяча, да еще против такой высококлассной команды, как венгерская, казалось почти невозможным. Но то, что произошло через неделю в «Лужниках» иначе, как футбольной сказкой, и не назовешь. Все, кому посчастливилось видеть тот матч воочию или по телевидению, могут с полным правом считать, что свою «болельщиц-кую» жизнь они прожили не зря — дважды такое лицезреть выпадает только избранным.

По сравнению с будапештским матчем М. Якушин почти наполовину обновил состав — и выиграл! Но главное было даже не в перестановках, а в том фантастическом «моцартианском» вдохновении, посетившим советских игроков, каждый из которых выдал свою лучшую игру. Венгры — опытные искусные мастера — были не просто обыграны по всем правилам футбольного искусства, они были сметены настоящим ураганом. Когда вы еще увидите, чтобы игроки уровня Воронина, Бышовца или Банишевского, бежали наперегонки с мальчишкой за улетевшим в аут мячом! Показателен в этом смысле первый гол нашей команды: на 22-й минуте Банишевский почти у самого углового флажка достал, казалось бы, безнадежно ушедший мяч и сильно прострелил вдоль ворот. Первым его настиг защитник Эрнё Шоймоши и… по инерции влетел с ним в ворота. Наши атаки, словно гигантский таран, продолжали долбить оборону гостей. За полчаса до конца Хурцилава со штрафного коварным навесным ударом удвоил счет.

Можно сказать, что грубо ошибся вратарь Тамаш, но как ловко в момент приема мяча отвлек внимание голкипера Банишевский. Какое столпотворение творилось в штрафной площадке венгров! А через четверть часа во время очередной стремительной атаки, блестяще сыграл Геннадий Еврюжихйн, выдав идеальный пас в разрез между двух защитников на ход Бышовцу. Хлесткий удар в левый нижний угол — 3:0! То, что надо. Но здесь надо отдать должное венграм. Они сумели найти силы на ответный последний штурм. Спасибо Юрию Пшеничникову, вытащившему «мертвые» мячи после ударов Альберта и Месёя. Трудно описать словами, что творилось на стадионе, когда главный арбитр, немец Курт Ченшер, дал финальный свисток — «Лужники» заполыхали! В прямом смысле! Каждый из ста тысяч зрителей, используя подручные средства, сотворил факел и от избытка чувств начал размахивать им над головой. Милиционеры не мешали — они делали то же самое. Это был настоящий праздник, который навсегда останется в сердцах советских болельщиков. Сборная СССР в полуфинале.

Своего соперника на решающем этапе чемпионата наши футболисты получили в лице итальянской команды. «Скуадра адзурра» после провала на мировом первенстве в Англии в обязательном порядке поменяла тренера, получив, как и австрийцы, вместо одного сразу двух наставников: 1 ноября 1966 г. к руководству сборной пришли хорошо знакомый нам Эленио Эррера и Ферручо Вапькареджи, бывший ассистентом у Эдмондо Фаббри. Но вместе эта пара проработала лишь до марта следующего года — уж слишком разными были эти специалисты: темпераментный и неуемный Эррера и спокойный, как сфинкс, Вапькареджи, очень смахивавший внешне на Жана Габена. Итальянцы с блеском прошли квалификацию, потеряв всего одно очко, и в «тяжелых боях» преодолели в четвертьфинале болгарский барьер — они удачно проиграли в Софии один мяч (2:3, а могли «попасть» и в три-четыре!), а у себя в Неаполе, где ни разу не знали горечи поражений, вырвали у бапканцев нужную победу 2:0, кстати, в том матче дебютировал в сборной Дино Дзофф — лучший вратарь в истории итальянского футбола.

Отлично выступили в четвертьфинале югославы, которыми руководил один из популярнейших футболистов 50-х гг. Райко Митич. Он полностью отказался от услуг опытнейших легионеров — Йосипа Скоблара, Милана Галича, Фахрудина Юсуфи и других — сделал ставку на молодых амбициозных игроков и не прогадал. «Юги» повторили в четвертьфинале результат 60-го г., разгромив в ответном матче своего соперника со счетом 5:1. С той разницей, что сейчас им была не Португалия, а Франция. Галлы снова натерпелись от югославов — мало им было полуфинальной трагедии в первом Кубке Европы — теперь они подверглись унижению в Белграде. Хотя уже после первой игры в Марселе, где была зафиксирована ничья 1:1, шансы их на общую победу расценивались как минимальные.

Наконец, четвертым участником финального турнира стали англичане, тогдашние чемпионы мира, которым не с руки было пропускать дележ европейских медалей. Команда сэра Альфа натужно, но прошла сборную Испании. Два скромных выигрыша 1:0 на «Уэмбли» и 2:1 на «Сантьяго Бернабеу» вывели британцев в полуфинале на югославов, но не будем забывать, что в то время упорные испанцы владели Серебряной амфорой.

Финал принимала Италия. Она была первой в списке претендентов. Кроме нее турнир четырех жаждали организовать (в порядке очередности и в случае неудачи в четвертьфинале конкурентов) Англия, Шотландия и Испания. Полуфиналы прошли в Неаполе и Флоренции. В счастливом для себя городе, расположенном у подножия Везувия, итальянцы принимали советскую команду, сборные Англии и Югославии отправились на север страны. Наш состав, заявленный на финальный турнир, не мог не вызвать удивления — где лучшие из лучших: Воронин, Численко, Хурцилава, Аничкин? Была у М. Якушина фантастическая команда, и за какой-то месяц ее не стало. Впору говорить о злом роке, преследовавшем футболистов накануне, быть может, их звездного часа. В середине мая в жуткую автокатастрофу попал Валерий Воронин — его собрали буквально по частям. Игоря Численко, Муртаза Хурцилаву и Виктора Аничкина жесточайшим образом травмировали чехословаки в отборочном матче олимпийского турнира, который состоялся за четыре дня до полуфинала с итальянцами.

Здесь нужно сказать о недальновидной политике тогдашнего руководства Федерации футбола СССР, которая выставила якушинскую команду сразу на два фронта — квалификацию Олимпиады-68 и чемпионат Европы. Если поляков на пути в Мехико наши прошли безболезненно (2:1,1:0), то «друзья» из Чехословакии здорово побили и Остраве советских игроков, мстя за оккупацию их страны войсками Варшавского Договора. Только вот спортсмены тут при чем? Били хозяева «оккупантов» на футбольном поле подло, исподтишка, жестоко, намеренно стремясь нанести травму, плевали в лицо, когда судья не видел — зрелище это было неприглядное (матч транслировался по ТВ). Так мы лишись лидеров, проиграли 0:3, пролетели мимо олимпийского Мехико и поехали в Италию в явно ослабленном составе и прескверном настроении.

И тем не менее, матч в Неаполе сборная СССР провела выше всяких похвал. Вопреки ожиданиям, с первых же минут инициативу захватили гости (а как еще назвать нашу команду?). Снова, как и в московском поединке с венграми, каждый из советских футболистов отдавал все силы без остатка. Великолепно играл Еврюжихин, без сомнения проведший свою лучшую игру за сборную. Забегая вперед, отметим, что на следующий день все итальянские газеты выставили столичному динамовцу наивысшие оценки. Дзофф, заменивший в воротах «скуадры адзурры — не совсем здорового Энрико Альбертози, неоднократно вмешивался в ход событий, удачно держа оборону на последнем рубеже. Однако достаточной сыгранности в игре наших футболистов не было. К середине тайма итальянцы перехватили инициативу. Штурм наших ворот длился минут двадцать, но, как и натиск советской команды, не принес результата. Отлично руководил обороной Альберт Шестернёв, несколько раз выручил Пшеничников — особенно запомнился момент на 52-й минуте, когда наш вратарь смелым броском в ноги Джанни Ривере не дал ему нанести удар с линии вратарской площадки. В последние четверть часа казалось, что вот-вот нулевой счет изменится в нашу пользу: на хорошие позиции вырывались Еврюжихин и Геннадий Логофет, дважды мощно бил по воротам Александр Ленёв — безрезультатно. Основное время 0:0. Нашими атаками начался и овертайм.

Хозяева отбились и ответили рядом острейших контрвыпадов. Две последние минуты дополнительного времени выдались самыми волнительными: сначала прорыв Еврюжихина закончился плотным ударом в нижний угол — Дзофф был бессилен — но мяч разминулся со штангой в считанных сантиметрах. И туг же Анджело Доменгини потряс правую стойку ворот сумасшедшей по силе «бомбой». Ничья. Но кому-то нужно выходить в финал. Немецкий судья Курт Ченшер, два капитана Джачинто Факкетти и Шестернёв, представитель УЕФА испанец Агустин Пухоль направились в раздевалку, где согласно регламенту, должен быть брошен жребий.

Очень красноречиво эту ситуацию описывает в своих воспоминаниях М. Якушин: «Я всеми правдами и неправдами тоже пробрался в это помещение. Пухоль спрашивает Шестернёва, какую сторону монеты выберет он. Подсказываю ему: «выбирай «фигуру!». Он стоит отрешенный. Я ему: «фигуру!». Он никак не реагирует, Пухолю надоело ждать и он обратился к Факкетти — выбирай. мол, ты. Итальянец сразу смекнул, в чем дело, и произнес: «Фигура!» Пухоль подбросил монету, она упала на пол. и раздался торжествующий крик Факкетти; «Фигура!». Итальянцы вышли в финал чемпионата Европы». Вот так первого финалиста выявила французская десятифранковая монетка.

Тогдашний президент Федерации футбола Италии и будущий президент УЕФА Ар темно Франки заметил после этой злосчастной жеребьевки: «Сборная Италии заслужила победу, но сборная СССР не заслужила поражения».

В великолепный футбольный спектакль вылился второй полуфинал, в котором сошлись югославы и англичане. Обе команды показали скоростной, динамичный и комбинационный футбол. Причем молодая югославская команда практически ни в чем не уступала чемпионам мира. Она на редкость хорошо сыграла в защите, а ее дебютант Мирко Павлович прекрасно справился с опекой самого Бобби Чарльтона.

Но главным героем флорентийского полуфинала единодушно был признан одиннадцатый номер «югов» Драган Джаич, который великолепно контролировал мяч, с кажущейся легкостью обыгрывал соперников и был просто неудержим. Логично, что именно он и забил единственный мяч за пять минут до финального свистка, решивший судьбу этого поединка. Рамсей назвал гол «конфеткой». Джаич вышел на высокий навесной мяч, принял его на грудь, сбросил на ногу и сильным ударом послал под перекладину. Все это он исполнил молниеносно, находясь в окружении соперников. Англичане были крайне раздосадованы. А их полузащитник Алан Маллери потерял над собой контроль, грубо атаковал Добривое Тривича и был выдворен судьей с поля…, тут же войдя в историю английского и европейского футбола, как первый удаленный игрок сборной Англии в международных встречах и первый футболист, кому была оказана такая сомнительная честь в финальном турнире чемпионата Европы.

Организаторы завершающего этапа первенства отошли от традиции, согласно которой матч за третье место проводился за 24 часа до решающей игры за золотые медали. Экономные итальянцы свели оба поединка в один день и на один стадион, разумеется, разведя только по времени. Но, что интересно, Олимпийский стадион в Риме был переполнен и на нашей встрече с англичанами, и на главном финале Итапия-Югославия.

Трудно было требовать от советских футболистов в борьбе за бронзу аналогичной самоотдачи, как в полуфинале против хозяев. Горечь обиднейшего поражения (поражения ли?), усталость после 120 минут напряженнейшей битвы давали о себе знать. И тем не менее, первые четверть часа наши доминировали на поле, а Бышовец, технично обойдя трех англичан, вышел один на один с вратарем Гордоном Бенксом, но в момент удара наступил на мяч. Опасно бил Малофеев, несколько раз врывался в штрафную Логофет, но… За шесть минут до перерыва забили нам: Джеффри Хёрст мягко сбросил мяч набежавшему Бобби Чарльтону, и тот вколотил его в ворота. Второй тайм сборная СССР начала с атак. Бышовец имел возможность сквитать счет, но, обманув Бобби Мура, промахнулся. А затем игра полностью перешла под контроль сборной Англии. На 63-й минуте Владимир Капличный неудачно поскользнулся и мячом завладел Хёрст, который обвел Пшеничникова и поразил пустые ворота. 0:2. К званию чемпионов мира англичане прибавили европейскую бронзу. Сборная СССР заняла в итоге четвертое место. Одно утешение, что в третий раз подряд (!) она попала в квартет сильнейших на континенте.

Главный финал не оставил равнодушным ни одного из зрителей на римском стадионе. Итальянцы, соскучившиеся по большим победам, с первых минут рванули на ворота «югов», стремясь забить быстрый гол. Они провели несколько атак, из которых самой опасной была с участием Факкетти — спас вратарь Илие Пантелич. Вскоре югославы перехватили инициативу и стали переигрывать хозяев практически на каждом участке поля. Чрезвычайно заметен был Тривич, который не однажды мог пробить Дзоффа — в одном случае он, выйдя один на один с вратарем, не успел ударить, в другом его просто откровенно завалили в штрафной площадке — главный арбитр матча швейцарец Динст пенальти не дал. Прекрасно, как и в матче с англичанами, играл Джаич. На 39-й минуте он и открыл счет в финале, вовремя среагировав на острую передачу партнера. И во втором тайме по числу голевых моментов югославы превосходили итальянцев, которые в иные моменты защищались из последних сил и, надо сказать, бились они на редкость самоотверженно.

Мощнейший залп Доменгини в крестовину ворот заставил вспомнить о его чудо-ударе в полуфинале с СССР. Трибуны Олимпийского стадиона с замиранием сердца следили за циферблатом на табло: время шло, а счет на менялся. А тут еще Вахидин Мусемич едва не дотянулся до мяча, пытаясь его переправить в ворота, покинутые Дзоффом. И все-таки «скуадре адэурре» удалось спасти матч. На 81 -й минуте Доменгини со штрафного пробил югославскую стенку, и мяч со свистом влетел в сетку. Правда, «юти» протестовали, считая, что итальянец пробил без свистка судьи, но Динст гол засчитал, и матч во второй раз на турнире перешел в овертайм. Опять в центре внимания был Джаич, который мог принести славянам победу—увы, не повезло. Финал пришлось переигрывать. Это был первый случай в практике больших международных соревнований.

Во втором матче Валькареджи решился на шаг, на который вряд ли осмелился бы другой тренер, находившийся на его месте: он ввел в состав пять новых игроков. Югославы—лишь одного. Превосходство хозяев почувствовалось сразу же. Несколько раз удача и вратарь Пантелич спасали команду Митича от гола. Итальянцы полностью вели игру. Хорош был Сандро Маццола в роли диспетчера, не раз своими пасами ставивший в тупик оборону соперника. Судьба золотых медалей по сути была решена уже в первом тайме. Два удара Луиджи Ривы и Пьетро Анастази сломили сопротивление уставших югославов. Особенно красив был гол Анастази, который с полулета направил мяч в ворота. Югославы не смогли прибавить—их ресурсы оказались исчерпаны. Так, спустя 3.0 лет после успеха на мировом первенстве во Франции, сборная Италии у себя дома стала чемпионом Европы!

А советской команде можно только посочувствовать — она осталась единственной в истории европейских первенств, кому засчитали поражение с помощью жребия в виде монетки. Право слово — жертва регламента.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

четыре × четыре =