Чемпионат Европы по футболу 1968 г. , Италия

Количество участников — 31 (Австрия, Албания, Англия, Бельгия, Болгария, Венгрия, ГДР, Голландия, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Кипр, Люксембург, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Северная Ирландия, СССР, Турция, Уэльс, Финляндия, Франция, ФРГ, ЧССР, Швейцария, Швеция, Шотландия, Югославия).

Жеребьёвка отборочного (группового) турнира — 23 февраля 1966 г. в Цюрихе. Жеребьёвка 1 /4 и 1 /2 финала 16 января 1968 г. в Париже. Финальный турнир — в Италии 5—10 июня 1968 г. (решение исполкома УЕФА 16 января 1968 г. в Цюрихе — в случае победы сборной Италии в 1/4 финала).

«Король умер—да здравствует король!». Этот девиз французских роялистов точно характеризует ситуацию, возникшую после окончания финального матча 2-го розыгрыша Кубка европейских наций, который оказался последним, уступив место чемпионату Европы. Эксперимент, продолжавшийся два четырехлетних цикла, себя полностью оправдал. Теперь можно было переходить на более совершенную форму розыгрыша. Разговоры среди руководства Европейского союза футбольных ассоциаций об изменении формулы турнира пошли еще в январе-феврале 1964 п В кулуарах называли даже точную дату принятия решения по этому вопросу — 17 июня 1964 г. на конгрессе УЕФА, который должен был состояться в дни финального турнира Кубка Европы в Мадриде.

Кстати, то «великое собрание» футбольных функционеров стало поистине эпохальным: ни до, ни после него не выдвигалось столько различных предложений и проектов с целью реформирования футбольной жизни в Европе. С чем там только не выступали: ну, например, об освобождении двух воскресных дней в году для игр сборных команд (!), о специальной оплате судей, обслуживающих международные встречи, о трансляциях матчей по телевидению (по сей день актуальнейший вопрос), о принятии в УЕФА футбольной федерации Кипра (приняли) и т. д. и т.п. Но главным пунктом повестки дня Мадридского конгресса был вопрос о реорганизации «Кубка европейских наций». По мысли президента Союза швейцарца Г. Видеркера, первенство Европы одновременно должно было стать отборочным соревнованием мирового чемпионата, куда автоматически попадали бы восемь четвертьфиналистов. Любопытно, что если в ходе предварительных обсуждений проект Г. Видеркера был встречен с одобрением, то на конгрессе результат оказался иным. Абсолютное большинство делегатов категорически отвергло данное предложение, поддержав идею самостоятельного первенства континента. После бурных дебатов была учреждена специальная комиссия по выработке предложений по организации европейского чемпионата для национальных сборных. В нее вошли: испанец Агустин Пухоль (председатель), швед Туре Брудд, француз Пьер Делане, румын Георге Попеску и Владимир Васильевич Мошкаркин, бывший в то время заместителем председателя Федерации футбола СССР.

Однако вплотную этой проблемой вышеназванная комиссия занялась лишь осенью следующего года. А до того, 24 марта 1965 г., руководство УЕФА решило еще раз выяснить точку зрения всех федераций на переименование турнира, подготовив и разослав во все федерации письмо с запросом —- так нужно ли менять название, а также систему турнира? Положительные ответы не заставили себя долго ждать, и в октябре 1965г. исполком УЕФА принял решение о придании нового статуса турниру: «Кубок европейских наций — Кубок Анри Делоне» поменял свое название на «Чемпионат Европы — Кубок Анри Делоне».

А комиссия, выбранная на Мадридском конгрессе, на своем заседании, которое прошло 17 ноября 1965 г. во французском курортном городе Ницце, подготовило окончательный вариант проекта будущего соревнования. Он предусматривал проведение чемпионата по смешанной (круговой и кубковой) системе. Приглашение к участило федерациям разослали в декабре того же года, установив и срок окончания приема заявок — 10 февраля 1966 г.

Перед жеребьёвкой 23 февраля 1966 г. в цюрихском гранд-отеле «Цум Руден» состоялось историческое заседание исполнительного комитета УЕФА, утвердившего предложения комиссии. Эта дата считается официальным днем рождения « Чемпионатов Европы».

31 команда (за исключением Исландии и Мальты, отозвавшей свою заявку в последний момент) были разбиты на 8 групп, победители которых образовывали четвертьфинальные пары. Перед началом жеребьёвки прежде всего определили восемь команд, возглавивших свои группы. Казалось, чего проще — можно было автоматически назвать европейских участников финальной стадии ЧМ-66, но их пробилось в Англию 10, а в роли «маток» требовалось всего 8. Провели предварительную жеребьевку и таким образом отобрали лидеров: сборные Англии, Венгрии, Испании, Португалии СССР, ФРГ, Франции и Швейцарии. Не повезло болгарам и итальянцам, также завоевавшим путевки на английский мировой финал, но по жребию попавших во второй эшелон.

Оргкомитет чемпионата учел пожелание британских команд объединить их вместе. В рамках отборочного турнира европейского первенства сборные Англии, Шотландии, Северной Ирландии и Уэльса одновременно разыграли традиционный чемпионат Великобритании. Интересно, что уже в ноябре 1966 г. североирландцы обратились в ФИФА и УЕФА с настоятельной просьбой не объединять их больше в одну отборочную группу. Финальный турнир (полуфиналы, матч за 3-е место и финал) проводился, как и раньше, в одной стране.

Впервые в турнире была официально разрешена замена вратаря в течение всего матча в случае травмы. Это решение не распространялось на полевых игроков.

Квалификационные соревнования, начавшиеся 7 октября 1966 г. матчем Голландия-Венгрия, оказались щедрыми на сенсации, перекрыв по этому показателю два предыдущих турнира вместе взятые.

Нарушим традиционный арифметический порядок и начнем свой рассказ с третьей отборочной группы, в которой выступали сборные Советского Союза, Австрии, Греции и Финляндии. Как всегда новый цикл соревнований наша команда начинала с новым старшим тренером. За «мадридское серебро 1964 г.» отправили в отставку К. Бескова, за «английскую бронзу 1966 г.» «ушли» на покой Н. Морозова. Правда, не сразу — после Англии дали провести еще четыре товарищеских матча: с Югославией (в Белграде — 2:1), с Турцией (0:2) и ГДР (2:2 — оба в Москве), с Италией (в Милане — 0:1). В конце 1966 г. сборную принял 56-летний Михаил Якушин. Надо сказать, что до определенного периода фортуна к нам весьма благоволила — нам везло с соперниками в квалификации и европейских, и мировых чемпионатов. Это сегодня и греки, и финны могут обыграть любого соперника, а тогда они не представляли из себя грозную силу.

Австрийцы же, которых скорее по инерции причисляли к фаворитам, находились в затяжном кризисе, что и подтвердил стартовый матч в нашей группе, когда сборная Австрии еле унесла ноги из Хельсинки, сыграв с хозяевами вничью 0:0 (впервые в истории их взаимоотношений). А после того, как наследники «вундертима» продолжили свою черную серию поражениями от шведов и венгров, в Вене последовал крутой «разбор полетов», завершившийся отставкой тренера Эдди Фрювирта. На этот пост приглашали знаменитого изобретателя защитного замка Карла Раппана, венгра Лайоша Бароти и даже легендарного немца Зеппа Гербергера, но они отказались, и тогда к руководству пришел тандем в лице Эрвина Альге и Ханса Пессера, чей дебют в роли «кормчих» австрийской сборной предполагался 23 апреля 1967 г. в Афинах в матче с греками. Но в очередной раз по европейским турнирам ударила «политическая молния». За два дня до матча в Греции произошел военный переворот, в результате которого к власти пришли «черные полковники» или «хунта», как называли этот режим в советской печати. Все бы ничего, да играть австрийцам не дали — те, бедолаги, проторчали в афинском отеле несколько дней и возвратились домой не солоно хлебавши.

Руководители УЕФА не стали вставать в позу и с пониманием отнеслись к непростой ситуации, проявив добрую волю и дальновидность: политиканы приходят и уходят, и футболисты из-за их причуд страдать не должны. К неудовольствию австрийцев им пришлось совершить повторный вояж в Грецию, где на этот раз хозяева сделали из них «отбивную котлету» — 1:4, причем, Сидерис записал на свой счет первый греческий «хет-трик» в европейских чемпионатах. Но это было уже осенью, к Тому моменту австрийцы потеряли все шансы на выход в четвертьфинал. Почему мы так подробно остановились на сборной Австрии? Да потому что, во-первых, она стала нашим первым соперником в этом цикле и, во-вторых, вместе с греками «начудила» в венском матче 5 ноября, когда на «Пратере» за 7 минут до финального свистка началось массовое побоище с участием игроков, зрителей и судей. В первый и последний раз в чемпионатах Европы игра так и не была доведена до конца. Во всех справочниках вы найдете необычное время окончания этой встречи — 83-я минута. Побитого венгерского арбитра Дьюлу Гере впоследствии отстранили от судейства, как не справившегося с ситуацией на поле.

Однако мы забежали вперед — вернемся в июнь 1967 г., когда в Москве на поле переполненных «Лужников» наша команда проводила свой первый матч в чемпионате, принимая сборную Австрии. Удивительная это была игра, напомнившая романтический футбол 50-х гг., а гол-шедевр, который сотворил Анатолий Бышовец, навсегда останется в памяти болельщиков. Советские футболисты играли легко, непринужденно и к 36-й минуте уже вели 2:0.

Сначала Эдуард Малофеев, завершая ураганную атаку, нанес последний результативный штрих, а потом Бышовец с подачи Валерия Воронина ударом через себя послал мяч по диагонали в дальний от голкипера угол. Фантастика! Первый ответный гол гостей не вызвал беспокойства, потому как Игорь Численко почти тут же восстановил прежний разрыв в счете. А вот после перерыва началось. Расплатой за успокоенность и самоуверенность наших футболистов стали два неожиданных австрийских гола. Первым полной неразберихой обороны хозяев воспользовался Франц Вольны, а потом Хельмут Зибер погрузил в траур стадион, пробив наудачу в сторону ворот метров с 35-ти. Попал. Лев Яшин лишь проводил мяч глазами, думая, что тот летит мимо. К чести якушинской команды надо сказать, что она обладала удивительно стойким характером, который в этом турнире не раз и не два проявлялся в полном блеске. После третьего нелепого гола наши, поддерживаемые горластыми «Лужниками», рванулись на последний штурм, и Эдуард Стрельцов с линии вратарской элегантно головой замкнул прострел Бышовца. 4:3 — первые два очка в копилке сборной СССР. Летнюю кампанию советские футболисты провели без потерь: в Тбилиси «раскатали» греков (матч провели подальше от столицы — как не крути, а играли-то с представителями «хунты») 4:0.

Кстати, поединок этот, несмотря на политическую подоплеку, прошел удивительно спокойно и доброжелательно. Греки, правда, действовали временами грубо и бесцеремонно, но «политического подтекста» в их действиях не было — просто не хватало мастерства в единоборствах, не более того. Тбилисский матч еще особо памятен тем, что стал последним выступлением за сборную Льва Ивановича Яшина. Жаль, что только 29 тысяч грузинских болельщиков, попавших на стадион, смогли наблюдать «прощальную гастроль» Великого Вратарского Мага — матч этот по телевидению не транслировали. Затем в Москве двумя дальнобойными залпами Численко и Муртаза Хурцилавы пробили финскую «линию Манергейма». Иначе и не назовешь то, что сотворили скандинавы около своей штрафной площадки, считанное количество раз перейдя на половину поля хозяев.

В ответной игре у наших проблем не возникло, что характеризует итоговый счет — 5:2. Споткнулась сборная СССР в Вене в своем предпоследнем матче против австрийцев. Как не крути, а традиционно неудобные соперники существуют — это недосужие выдумки журналистов. До встречи на «Пратере» мы семь раз играли со сборной Австрии и только благодаря выигрышу в Москве смогли ликвидировать отрицательный баланс во взаимных играх. Однако после точного удара форварда хозяев Граузама на 50-й минуте у советской команды в графе поражений вместо нуля появилась красноречивая единица и австрийцы вновь вышли вперед во взаимных встречах. А ведь даже ничья давала сборной СССР пропуск в четвертьфинал.

Матч в Греции теперь приобретал наиважнейшее значение. В отличие от игры в Тбилиси поединок на поле пирейского стадиона «Караискаки» проходил в жесткой, а порой и жестокой борьбе. Греки не стеснялись в средствах: били наших нещадно, в открытую провоцируя на драку. Воинственно вели себя и зрители, известные во всем мире своим необузданным нравом. Досталось и швейцарской бригаде арбитров — на них оказывалось колоссальное давление. Но здесь принципиально повел себя главный судья матча Готфрид Динст, педантично фиксируя нарушения с обеих сторон и решительно пресекая наглые выходки хозяев. Наши внимательнейшим образом действовали в обороне, четко следуя тактическому плану М.Якушина: как можно чаще играть в пас, дорожить мячом и стараться

длинными передачами за спину защитников выводить в прорыв быстрых Малофеева и Анатолия Банишевского. Задумка мудрого «Михея» сработала на 50-й минуте, когда Малофеев на скорости ушел от греческих защитников и с линии штрафной сильным низовым ударом поразил цель. Вратарь запоздал с броском, да и оттолкнуться от грунта ему было тяжело — шел дождь. Как бы то ни было, сборная СССР выиграла 1:0 и уверенно заняла первое место. Игровую программу в третьей группе завершала ничего не решавшая встреча в Вене, где австрийцы принимали греков. Гости действовали очень грубо и во втором тайме они не досчитались в своем составе одного игрока (с поля удалили Луканидиса). Незадолго до финального свистка греки ввязались в драку со зрителями и венгерский арбитр Дьюла Гере при счете 1:1 вынужден был остановить матч на 83-й минуте. По решению УЕФА результат поединка и забитые в нём голы были аннулированы.

В начале этого очерка упоминалось, что первый чемпионат Европы был горазд на громкие сенсации, которые происходили буквально в каждой отборочной группе. Но то, что произошло с чехословаками — в первой, и западными немцами — в четвертой не укладывалось ни в какие рамки. Ну, посудите сами: сборной ЧССР за два тура до финиша нужно было набрать всего два очка, чтобы обойти скучно игравших испанцев и стать победителем группы. Причем, последний матч чехословацкая команда проводила дома на пражском стадионе «Славия» против аутсайдеров ирландцев. До того полдела было сделано — нулевая ничья в Анкаре фактически открывала хозяевам дорогу в четвертьфинал. Но… «уж сколько раз твердили миру», что самоуверенность очень часто оборачивается непоправимыми драматическими последствиями. Что подвигло тренера чехословаков Йозефа Марко на совершенно ненужные эксперименты с составом — одному Богу известно.

В ключевом матче он выпустил на поле трех дебютантов, но главным образом поменял в воротах надежнейшего Иво Виктора на необстреленного Антонина Крамериуса. В итоге все это привело к трагедии, тем более что за 25 минут до конца матча хозяева вели 1:0. Ирландцы, как бы по обязанности вынужденные идти в атаку, подходили к воротам Крамериуса раз пять и дважды — результативно (!). И что особенно было обидно для чехословаков, в ситуациях, предшествовавших обоим голам, грубо ошибался самый опытный, самый титулованный игрок — капитан команды Ян Поплухар. Все это кончилось тем, что испанцы нежданно-негаданно получили фантастический и незаслуженный подарок. Ошалев от счастья, они послали в адрес ирландской федерации несколько ящиков отборного испанского вина. Для Поплухара та игра стала последней за сборную.

Феноменально завершила выступления в чемпионате Европы дебютировавшая в нем сборная ФРГ. В четвертой группе перед последним туром сложилось точно такое же положение, как в первой. С той лишь разницей, что немцы играли на выезде против албанцев, выполнявших в самой малочисленной группе (всего-то три команды) роль мальчиков для битья. Кто больше даст подзатыльников, тот и победит. О том, что можно получить сдачи, и не думалось. Югославы, поделив с германцами очки и взяв максимум у своего географического соседа, повесили бутсы на гвоздь — разность мячей у них была слабее, чем у главного соперника.

Поездка вице-чемпионов мира в Тирану выглядела формальностью: нужна победа с любым счетом. Не дали. Всего лишь ничья 0:0. Оказалось, что даже Хельмут Шён, известный своей интеллигентностью, не имел иммунитета от заразы самонадеяности. Не было на поле ни Уве Зеелера, ни Франца Беккенбауэра, ни Герда Мюллера, ни Зеппа Майера — как раз тех футболистов, которые и составляли в то время становой хребет команды..Продолжение…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

восемь − один =