Роман Павлюченко: «Прозвище «Спящий Гигант» ненавижу с самого первого дня»

Роман Павлюченко рассказал о сборной 2008-о года, поведал причины неудачи на Евро-2012 и заявил, чего хочет достичь до окончания карьеры. Также форвард «Урала» поделился мыслями о прозвище «Спящий Гигант».

«Поставил себе цель — забить за карьеру 200 голов в официальных матчах, вот забиваю в товарищеских встречах, а они считаются. А может, наоборот, хорошо, что они не считаются? Выполнил бы норму – и закончил бы уже. А так еще есть к чему стремиться. Честно признаюсь: всегда считал свои голы. До двухсот осталось двенадцать. И если здоровье позволит, допрыгну до планки, которую сам себе поставил.

Между прочим, я вполне мог сейчас на Кипре играть. После «Кубани» возник вариант с местным клубом, участником Лиги чемпионов. И настолько конкретный, что я уже готов был на завтра билет на самолет покупать, – оставался один уточняющий звонок. И вот пока я его ждал, позвонили из «Урала» и предложили контракт. Я ответил, что вариант интересный, только я уже связан словом с киприотами, но если вдруг там сорвется – готов разговаривать. И в тот же день выяснилось: они еще кого-то на мое место могут взять. Я уже сам позвонил в «Урал» и купил билет в другом направлении.

То, что мой вес на протяжении всей карьеры не меняется — это, наверное, генетика – в отца пошел. Могу, конечно, рассказать, как важно футболисту после тридцати за собой следить, но это будет неправдой – я ем все и запиваю, чем хочу. Но даже в отпуске, как ни расслабляешься, больше килограмма-двух не набирается. Сгоняю же моментально.

А вот в объеме движения прибавить требовали почти везде. Хотя мне-то совсем не кажется, что для форварда я мало двигаюсь. Не из-за этого ли возникло прозвище Спящий Гигант? Оно раздражает меня с того самого момента, когда Гус Хиддинк его произнес. Остальные потом подхватили. Эти два слова мне с десять лет уже неприятны. Гусу-то как раз не говорил об этом. Голландец его придумал применительно к одной конкретной ситуации, но там был наш, так сказать, с ним междусобойчик. Но Хиддинк уехал – и всем другим тренерам я уже объяснял, почему мне не нравится прозвище. Я что, на поле сплю, что ли? Я форвард и не должен носиться, как какой-нибудь крайний хав – вот ему по должности поручено километраж накручивать. А я пусть лучше набегаю меньше всех за матч, зато подкараулю свой момент, забью, и мы дадим результат. Двести – не двести, но эти 188 – уже мои, а кто-то забьет 30 мячей за всю жизнь и рассказывает потом: я столько двигался, я так отвлекал! Да ты всю дорогу, получается, от мяча пробегал – чем тут хвалиться?!

Прозвище Хиддинка? Когда нас собирал Александр Генрихович Бородюк, обычно говорил: давайте порадуем дедушку, давайте сделаем дедушке приятное. Так после этого и пошло – но между собой, естественно. Не видел, чтобы кто-то приветствовал Гуса: «Хелло, дедушка!»

Секрет той команды заключался в том, что мы были как одна семья – и это не штамп, не дежурная фраза. «Дедушка» как-то объединил всех, не было ни группировок, ни недовольных. Один за всех и все за одного – это была сборная России при Гусе. Безумно обидно, что все так закончилось тогда в Словении, и Хиддинк перестал быть нашим тренером. При Адвокате подобной атмосферы в команде уже не наблюдалось.

Он не то чтобы выделял игроков «Зенита», но они очень быстро сообразили: можно позволить себе то, что при Гусе было бы нереальным. И это тут же начало сказываться на общей обстановке. Знаете, если бы я смотрел Евро-2012 по телевизору, то тоже мог бы сказать: мы один раз упустили одного грека – и поехали домой. Но я находился внутри и считаю, что для повторения успеха-2008 не хватило прежде всего той сплоченности. Мы сами ее растеряли и были за это наказаны.

Я ведь ради выступления на том первенстве Европы вернулся домой из Англии. Три года в «Тоттенхэме» у меня все складывалось вроде неплохо, но потом играть доводилось все реже. И Дик мне сказал открытым текстом: «Будешь сидеть на лавке – на «Европу» не возьму». После этого я встречался с президентом лондонского клуба. Он объяснил, что, во-первых, за меня заплачены большие деньги, поэтому ни о какой аренде не может быть и речи. Во-вторых, конкурентов он усиливать не собирается, то есть Англия для меня закрыта. А жаль – в Европе было несколько неплохих вариантов, да и в Англии, честно говоря, задержался бы с удовольствием.

А поначалу даже не хотел в Европу ехать, «Спартаку» пришлось меня поуговаривать – клуб получил выгодное предложение, но тогда я не был готов к столь резкой перемене. Даже обижался на то, что меня так настойчиво просят на выход. Но по прошествии времени могу только поблагодарить «Спартак». Я поиграл в замечательной футбольной стране, на потрясающих стадионах, почти всегда – полных, кое-что позабивал на них. Словом, море позитива. Но в футболе иногда становишься заложником больших денег. Бизнес клубов привел меня в Англию, он же и вернул в Россию, только уже в «Локомотив», — рассказал Роман Павлюченко.

Фото: Global Look Press
Источник: Советский Спорт

Источник: ftbl.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

19 − десять =