Чемпионат мира по футболу 1934 г., Италия (начало)

Второй чемпионат часто называют самым политизированным. Историографы футбола пытаются объяснить, как случилось, что ФИФА избрала местом проведения чемпионата фашистскую Италию. Но в начале 30-х годов отношение к диктатуре Муссолини не было столь безоговорочно негативным, как после Второй мировой войны. А у ФИФА не было выбора. Европу и Америку сотрясал небывалый экономический кризис, никто не мог себе позволить вкладывать значительные средства в организацию футбольного чемпионата. И кто знает: может быть, амбиции Муссолини, решившего использовать чемпионат для демонстрации могущества фашизма, спасли детище Ж. Риме от преждевременной гибели. Финансовая сторона Муссолини не смущала, и на конгрессе ФИФА в Стокгольме у итальянцев не было конкурентов. Шведы, также претендовавшие на роль организаторов чемпионата, сняли свою заявку заранее.

Кроме того, политизированность, от которой громогласно открещивались и открещиваются руководители ФИФА и национальных футбольных федераций, на самом деле в той или иной мере была свойственна всем последующим чемпионатам. Большой футбол быстро стал большим бизнесом и подобно ему — инструментом политики и объектом политических манипуляций.

Для проведения второго чемпионата были сформулированы новые принципы. Обобщив опыт первого мундиаля, конгресс ФИФА (Берлин, май 1931 года) постановил: провести второй чемпионат в одной из европейских стран по олимпийской системе, по возможности не в одном, а в нескольких городах; ограничить формат 16 участниками и ввести отборочный турнир. Последнее решение было более чем своевременным. Если в I930 году не удалось набрать I6 национальных команд, то заявки на участие во втором чемпионате подали 32 страны.

Для первых в истории отборочных соревнований не было выработано единой формулы: участники сами договаривались и об условиях проведения встреч, и о порядке выявления финалистов. Это породило много нарушений, споров, отказов от участия в матчах, что в конечном счете повлияло на качество отбора. Фактически без отборочных игр в число участников чемпионата были включены сборные Аргентины и Бразилии: их соперники (команды Чили и Перу) отказались от поединков.

Сборная Мексики, трижды победившая команду Кубы, отправилась на чемпионат. Лишь прибыв в Италию, мексиканские футболисты узнали, что им предстоит еще один отборочный матч с командой США, который состоялся 24 мая 1934 года — за три дня до начала чемпионата — и закончился победой футболистов США. Не обошлось и без других курьезов.

Литовская общественность и футболисты узнали о том, что игра со сборной Швеции, проходившая в Каунасе в сентябре 1933 года, являлась отборочным матчем на чемпионат мира по футболу, лишь после Второй мировой войны. Кстати, во время отборочного поединка Швеция—Эстония был забит единственный в своем роде автогол: эстонский голкипер Э. Типнер, вбрасывая мяч в игру, в замахе занес его за линию ворот.

В результате отборочных игр из 21 европейской команды к участию в чемпионате было допущено 12, из 9 американских — 3, из 2 представителей Азии и Африки — сборная Египта. Чемпионы мира 1930 года бойкотировали чемпионат: уругвайцы «не простили» европейцам их отношения к первому мировому футбольному турниру, проводившемуся у них на родине. Впрочем, некоторые специалисты считают, что «обида» на европейцев была лишь благовидным предлогом. Трезво оценивая свои возможности, уругвайцы понимали, что не смогут подтвердить чемпионского титула.

Несмотря на участие вице-чемпионов 1930 года — сборной Аргентины — и футболистов Бразилии, фаворитами чемпионата считались европейские команды: сборные Австрии, Чехословакии и Италии. Этот прогноз в основном подтвердился. Уже после первого круга чемпионат превратился в европейский. Команды Аргентины, Бразилии,

США и Египта проиграли своим европейским соперникам. Из дальнейшей борьбы выбыли также сборные Бельгии, Голландии, Румынии и Франции.

Справедливости ради необходимо отметить, что сборная Аргентины образца 1934 года и не могла рассчитывать на призовое место.

После чемпионата 1930 года большинство звезд аргентинского футбола покинули национальную сборную. Но и в откровенно слабом по сравнению с 1930 годом составе аргентинцы оказали достойное сопротивление соперникам — более сильной в обороне и лучше сыгранной сборной Швеции. Счет открыл аргентинец Белис, публика восхищалась филигранной игрой и сольными проходами Галатео. Но слабая игра аргентинцев в обороне определила исход поединка. Победили шведы — 3:2.

Команду Бразилии на чемпионате 1934 года нельзя назвать слабой. Формируя сборную, бразильцы пошли на явный обман, включив в ее состав профессионалов (Леонидаса, Лузиньо, Вальдемара и др.). Обман бразильцев не был обнаружен, но и не принес им успеха. В первом тайме матча со сборной Испании бразильскому голкиперу Педросе трижды пришлось доставать мяч из сетки ворот. Особенно результативен был испанский центрфорвард, автор двух голов Гальярага Лангара — нападающий таранного типа, носивший прозвище «человек-гол». Бразильцы «проснулись» лишь во втором тайме, и на 52-й минуте Леонидас сквитал один мяч. Однако добиться большего не удалось. Все атаки бразильских нападающих были сведены на нет лучшим в Европе испанским «оборонительным треугольником»: Замора — Сириако — Кинкозес. Самым известным в этом треугольнике был и остается Рикардо Замора — великий футболист, обладавший всеми качествами гол

кипера, одна из самых ярких личностей в истории мирового футбола. Великий мастер и подлинный джентльмен, рыцарь без страха и упрека, образец мужества и благородства. Испанцы гордятся им, как Дон-Кихотом. Но Дон-Кихот — вымысел гения, а «божественный дон Рикардо» жил среди них, и легенды о нем рассказываются до сих пор.

Фаворитов эксперты называли не случайно. В конце 20-х — начале 30-х годов австрийская сборная, руководимая выдающимся тренером Хуго Майзлом, считалась сильнейшей в Европе. В ее составе выступали выдающиеся игроки: нападающий Маттис Синделар, прозванный «Моцартом футбола», расчетливый, результативный, в то же время удивительно пластичный и элегантный игрок, обладавший виртуозной обводкой и дриблингом; изящный и техничный нападающий Тони Шалль, умевший неожиданно просачиваться через оборонительные порядки соперника и раздавать голевые передачи; молодой Йозеф Бицан, обладавший качествами незаурядного бомбардира; надежный защитник и капитан команды Йозеф Смистик, блистательно владевший не только техникой отбора мяча, но и искусством первого паса.

Недаром австрийскую сборную называли не иначе как «Вундертим» («чудо-команда»), а ее изящную и зрелищную игру сравнивали с выступлениями венского балета. Особенностями австрийской футбольной школы в тот период были филигранная техника владения мячом, изящные финты и система элегантных коротких пасов — так называемое «плетение венских кружев». Команда достигла выдающихся успехов на международной арене: в 30 международных матчах, проведенных с весны 1931 по лето 1934 года, «Вундертим» забила 101 гол. Однако, по мнению ряда историков футбола, это был последний взлет австрийского футбольного могущества.

К тому же к чемпионату австрийцы подготовились плохо: лишь за несколько дней до его начала X. Майзл смог собрать своих «утомленных доходными играми за границей» футболистов.

Отсутствие должной спортивной формы у игроков «Вундертим» обнаружилось уже в первом матче со сборной Франции, исход которого, по прогнозам специалистов, не вызывал сомнений. Но легкой победы не получилось. Поединок Австрия— Франция был единственным в первом круге, где для выявления победителя понадобилось дополнительное время. Французы не только смогли сыграть с австрийцами на равных, но и первыми заставили соперника начать игру с центра поля. Счет на 18-й минуте открыл один из лучших французских форвардов Жан Николя. Обстоятельства, связанные с этим голом, по меньшей мере необычны. На 5-й минуте Николя столкнулся с австрийским защитником Смистиком и получил сотрясение мозга. Травма была столь сильна, что, как утверждают очевидцы, после окончания матча Николя не мог вспомнить, с кем играла его команда и что делал на поле он сам. Во время первого тайма он дважды покидал поле, в том числе сразу после травмы, а когда возвращался, перед глазами у него плыло. Но попавший под ноги мяч Николя послал в ворота точно. Сработал рефлекс мастера.

После первого гола игра продолжалась на равных. Прорывавшиеся к воротам нападающие попадали в основном в перекладину. Удачным оказался лишь удар Синделара (34-я минута). Во втором тайме атаковали преимущественно австрийцы. Но ничейного результата изменить не удалось: Алексис Тепо неоднократно спасал свою команду от поражения. Исход матча решил недобросовестно забитый гол: Шалль завладел мячом, находясь в офсайде, чего позднее не скрывал. Французские защитники, ожидая свистка голландского арбитра ван Морсела, бездействовали. Но свистка не последовало, и Шалль, не встречая сопротивления, спокойно провел мяч в ворота Тепо. Французы пришли в замешательство: столь явного попустительства арбитра они не ожидали, и, воспользовавшись этим замешательством, Бицан через несколько минут после Шалля забил третий гол. В оставшиеся 20 минут французы пытались изменить ситуацию, но
им удалось лишь уменьшить разрыв в счете. На 116-й минуте в ворота сборной Австрии был назначен пенальти, который точно пробил Веррье.

Победа над венграми в четвертьфинальном матче далась австрийской сборной еше труднее. Австрийцы и венгры были старыми и непримиримыми футбольными соперниками. На чемпионате 1934 года состоялся их 75-й поединок, причем в предыдущих семи венгры не смогли побелеть (три поражения. четыре ничьи). Встреча проходила остро, но в первом тайме вполне корректно. Мячом чаще владели австрийцы, и на 27-й минуте Хорват открыл счет. Это был обычный, что называется трудовой гол — результат четко разыгранной комбинации. После гола и особенно в начале второго тайма венгры прибавили в скорости, пытаясь переломить ход игры. Но их атаки не приносили результата. Страсти накалялись, на пате начались «стычки», одна из которых закончилась, по словам X. Майзла, «настоящей уличной потасовкой». Виновником инцидента был признан венгерский нападающий Имре Маркош, который на 63-й минуте был удален. Через несколько минут покинул поле еще один венгерский футболист: серьезную травму получил Иштван Авар. Австрийцы быстро воспользовались численным преимуществом. На 71-й минуте Карт Цишек забил «волшебный» год, удвоив разрыв в счете. Но венгры продолжали отчаянно сражаться и даже умудрялись, играя в меньшинстве, штурмовать ворота Платцера. Но чудеса в подобных ситуациях случаются крайне редко. И если бы не назначенный успешно пробитый знаменитым Дьердем Шароши

уборной, возможно, не удалось бы «размочитъ счет. Венгры были потрясены поражением. в котором обвинили в первую очередь итальянского арбитра Ф. Маттеа, дружественно» настроенного к их соперникам. Они даже собирались сразу посте матча «поучить» его за необъективное судейство. Но расправа над арбитром не состоялась, а венгерской сборной пришлось паковать чемоданы. Что касается австрийцев, то их ждал полуфинальный поединок с хозяевами чемпионата.

Сборная Чехословакии также считалась одной из сильнейших и имела основания претендовать на мировой футбольный Олимп. Ворота чехословацкой сборной защищал выдающийся мастер, обладавший необычайной гибкостью, изумительной реакцией, феноменальной прыгучестью и редкой храбростью, — «дьявол между штангами» — Франтишек Планичка, считавшийся наряду с «божественным» Рикардо Заморой лучшим вратарем Европы. На месте центрального защитника играл Ладислав Женишек, прозванный «чешским львом» за исключительное умение нейтрализовывать самых опасных форвардов соперника, а дуэт чехословацких нападающих — Олдржих Неедлы и Антонин Пуч — считался одной из самых опасных «атакующих связок» в европейском футболе 1930-х годов. Команда играла стабильно. Характерные для ее игрового почерка многоходовые комбинации с короткими передачами («комбинационная вязь») и сильными прицельными ударами издалека по воротам соперника нередко приносили чехословацкой сборной успех. На итальянском чемпионате, однако, чехословацким футболистам поначалу пришлось нелегко. В поединке с румынами в первом тайме мошный напор соперников заставил чехов уйти в оборону. Более получаса непрерывные атаки румынских нападающих удавалось отражать, но на 37-н минуте быстрый вездесущий румынский форвард Штефан Добай добился своего. Ворота Планички были взяты. Второй тайм проходил во взаимных атаках, но чехословацкие футболисты оказались удачливее. На 61-й минуте Пуч прицельным дальним ударом сравнял счет, а на 73-й Неедлы привел свою команду к победе.

Впрочем, существует мнение, что второй гол чехословацкой команды был небезупречен. В ходе комбинации, завершившейся этим голом, чехословацким форвардом Иржи Соботкой было допущено нарушение правил, не замеченное бельгийским арбитром Й. Лангенусом. Не замеченное потому, что во время атаки чехословацкой сборной арбитр столкнулся с кем-то из футболистов и лежал на поле. Но так или иначе, а чехословацкая сборная победила. Румынская сборная боролась упорно и самоотверженно и, по мнению И. Лангенуса, «могла решить исход поединка в свою пользу». Если бы в румынской сборной было два Добая, пошутил после матча Планичка, мы вряд ли бы справились без второго вратаря.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

19 − 9 =