Кубок Европы по футболу 1964 г. , Испания

Количество участников — 29 (Австрия, Албания, Англия, Бельгия, Болгария, Венгрия, ГДР, Голландия, Греция, Дания, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Люксембург, Мальта, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Северная Ирландия, СССР, Турция, Уэльс, Франция, ЧССР, Швейцария, Швеция, Югославия).

Жеребьевка квалификационных матчей — 10 января 1962 г. в Цюрихе, Швейцария. Жеребьевка 1/8 финала — 26 марта 1963 г. в Амстердаме, ГЪлландия. Жеребьевка 1/4 финала —18 октября 1963 г. в Таррагоне, Испания. Жеребьевка 1 /2 финала — 5 мая 1964 г. в Мадриде, Испания. Финальный турнир — в Испании 17-21 июня 1964 г. (решение исполкома УЕФА 13 февраля 1964 г. во Франкфурте-на-Майне, ФРГ).

Главной победой первого Кубка Европы, как в один голос утверждали руководители УЕФА, стало единение европейской футбольной «семьи», избежавшей раскола во время бурных дебатов о целесообразности проведения этого турнира, Интересно, что в 1959 году президент Европейского футбольного союза Эббе Шварц, который возглавлял датскую делегацию, прибывшую в Брно на ответный матч 1/8 финала, весьма осторожно оценивал перспективы нового соревнования: в лучшем случае, считал он, во втором розыгрыше примут участие 20 команд. Но ошибся уважаемый сановник. Из 32 стран, входящих к тому времени в УЕФА, только три отказались от участия во втором Кубке Европы. Финны и шотландцы объяснили свое решение довольно просто — сроки проведения национальных первенств никак не согласовывались с предлагавшимся международным календарем. Сегодня, согласитесь, эти отговорки звучат более чем наивно. Вторичное неучастие западногерманской команды Немецкий футбольный союз мотивировал невозможностью полноценной подготовки сборной, футболисты которой были плотно заняты в своих клубах—в ФРГ болельщики с нетерпением ожидали внутренней премьеры — первого чемпионата страны среди команд элитной группы — «бундеслиги», стартовавшей 1 августа 1963 года. Хитромудрый Зепп Гербергер—легендарный немецкий тренер, оставивший сборную своему ученику Хельмуту Шёну, настоял на том, чтобы все ресурсы немецкого футбола были брошены прежде всего на решение национальной проблемы. Что говорить, будущие успехи клубов и сборной ФРГ подтвердили правоту Гербергера.

Ровно через полтора года после драматического парижского финала СССР-Югославия в актовом зале цюрихского гранд-отеля «Сен-Готард» прошла жеребьевка второго розыгрыша Кубка Европы, которой руководил председатель оргкомитета этого турнира сэр Стенли Роуз. Ему охотно помогал в этой хлопотной процедуре генеральный секретарь ФИФА Хельмут Кззер, приглашенный в качестве почетного гостя. Президент УЕФА Э. Шварц скромно оставался в тени — через три месяца он добровольно оставит свой почетный пост, передав бразды правления швейцарцу Густаву Видеркеру. Организаторам вновь пришлось поломать голову над жеребьевкой квалификационного раунда турнира. Для 1 /8 финала нужно было отобрать 16 команд. Чтобы без помех составить 13 пар, приняли решение сразу допустить в следующий круг сборные СССР (как обладателя Кубка Европы 1960 г.), Австрии и Люксембурга (по жребию). Затем перед основной жеребьевкой выделили слабейшие команды, ими, согласно тогдашнему рейтингу УЕФА, являлись сборные Албании, ГДР, Исландии и Мальты.

В итоге недовольными остались лишь… греки, которые попали на албанцев. Здесь опять зазвучали политические мотивы — эти страны в то время не поддерживали дипломатических отношений. Албанцы были не против сыграть на нейтральном поле оба матча, но туг жесткую позицию заняли представители Эллады, требовавшие себе другого соперника. Неопределенность тянулась вплоть до января 1963 года, когда греки сняли свою команду с розыгрыша — так сразу без борьбы Албания прошла в 1/8 финала.

Отличительной чертой всех «посеянных» пар на первом этапе стал их на редкость ровный подбор. Лишь итальянцы, которые встречались с турками, и датчане — с мальтийцами, без проблем оставили своих соперников за бортом турнира. А нападающий «скуадры адзурры» Альберто Орландо стал первым, кому в играх Кубка и первенств Европы удалось сделать «покер» — он четырежды поразил ворота сборной Турции в домашнем матче. Вдоволь порезвились и датчане, в то время редко побеждавшие своих соперников с крупным счетом — а тут они «накидали» мальтийцам аж целых девять мячей за две игры! Сенсационными были признаны неудачи в первом круге сборных Англии и Чехословакии. Старт англичан в европейских соревнованиях стал таким же провальным, как и их дебют на мировом первенстве 1950 г. Для них это было тем более обидно, так как конфуз произошел в юбилейный под— год столетия английского футбола. Уже первая игра с французами в Шеффилде на одном из. старейших стадионов мира «Хиллсбро» показала, что пройти родоначальникам футбола в следующий круг будет ох как не просто. Гости превосходили соперников и в технике, и в быстроте, и в изобретательности. На поле царствовал Копа, щедро раздавая партнерам хитроумные пасы. Увы, рядом с ним не было феноменального бомбардира Жюста Фонтена, который из-за страшного двойного перелома ноги в 27 лет вынужден был завершить свою блистательную карьеру. Но и без него французы увезли из Шеффилда желанную ничью, которой, впрочем, были недовольны. С восьмой минуты матча они вели в счете и полностью контролировали ситуацию на поле. Однако в середине второго тайма хозяева ушли от поражения, реализовав весьма спорный пенальти. Эта игра стала прощальной для сэра Уолтера Уинтерботтама, который возглавлял английскую сборную 15 лет. На ответный матч в Париж ее повез новый тренер (пока еще не сэр) 43-летний Альф Рамсей, которому Английская футбольная ассоциация доверила готовить национальную команду к предстоящему мировому первенству 1966 г. Надо сказать, что «сменщика» Уинтерботтаму отбирали очень долго и серьезно. Руководство Ассоциации рассмотрело около 140 (!) кандидатур. В пользу Рамсея говорила его плодотворная работа с малоизвестным до поры до времени клубом «Ипсуич Таун», который за три сезона превратился из середняка второго дивизиона в чемпиона Англии. Но в сборной он начал с крупного фиаско — «Крушение на Парк-де-Пренс» — иначе и не называли поражение англичан от французов в ответной матче. Его итог говорит сам за себя — 2:5. И это при том, что за хозяев не играл травмированный Копа. Однако Рамсей после матча не выглядел удрученным. Он с ходу ошарашил дотошных парижских репортеров своей, ставшей исторической, репликой — «Желаю французам выиграть Кубок Европы. У нас другая цель. Через три года мы будем чемпионами мирю». И ведь стали (!), кстати, побив французов в групповом турнире. Но это уже другая история…

Полной неожиданностью стало поражение вице-чемпиона мира 1962 г. — сборной ЧССР, уступившей по итогам двух матчей молодой амбициозной команде ГДР, отправленной, как говорилось выше, УЕФА в «корзину» слабейших. Немцы, которых тренировал венгерский специалист Карой Шоош, оказались отлично подготовленными как тактически, так и физически. А вот триумфаторы чилийского мирового первенства выглядели уставшими и опустошенными. В Берлине хозяевам удалось нейтрализовать знаменитую ось чехословацкой команды Андрей Квашняк — Йозеф Масопуст и к 79-й минуте после ударов Дитера Эрлера и Курта Либрехта (с пенальти) повести со счетом 2:0. Только за несколько секунд до финального свистка советского арбитра Сергея Алимова Рудольфу Кучере удалось сквитать один гол, сохранивший чехословакам шансы на благоприятный исход ответного матча. В Праге перед своими зрителями сборная ЧССР выглядела весьма достойно. Мяч попадал то в перекладину, то в штангу немецких ворот, но никак не хотел влетать в сетку. Немцы прессинговали соперника по всему полю, клещами вцепившись в главного чешского диспетчера Масопуста, который, увы, лишь отдаленно напоминал лучшего футболиста Европы 1962 г. Хозяевам помог случай — ошибся Манфред Кайзер: отдавая мяч своим защитникам, он выдал идеальный, как оказалось, пас на ход… сопернику. «Благодарность» Вацлава Машека, открывшего счет, нашла горячий отклик на трибунах страговского стадиона. Казалось, что, как минимум, переигровка чехословакам обеспечена. Но непогода (шел дождь и поле было сырое) сыграла с ними жестокую шутку. В безобидной ситуации защитник Ян Поплухар и вратарь Владимир Мокрохайски как по заказу поскользнулись, позволив Петеру Дуке уравнять положение. Шла 85-я минута матча. Пропустив столь нелепый гол, хозяева так и не оправились от шока. Ничья 1:1 вывела в 1/8 финала сборную ГДР.

Еще один сюрприз преподнесли болгары, выбив в самом начале турнира сильную португальскую сборную во главе с легендарным Эйсебио. Причем, сборные Болгарии и Португалии стали первыми в Кубках и чемпионатах Европы, кто был вынужден провести третий дополнительный матч за выход в следующий раунд турнира. Оба матча (в Софии и Лиссабоне) завершились с одинаковым счетом 3:1 в пользу хозяев и, что интересно, оба развивались по похожему сценарию: счет открывали португальцы (в Софии — Эйсебио, в Лиссабоне — Эрнани), и оба раза итоговый результат не удовлетворял будущих героев английского мирового первенства. То, что болгары одолели португальцев дома, мало кого удивило — братья славяне могли у себя на поле обыграть кого угодно, но то что они добились на выезде права на переигровку и еле унесли ноги в начисто проигранном матче, — это не могло не изумить специалистов. Еще свежи были в памяти минуты триумфа лиссабонской «Бенфики», разгромившей (5:3!) в майском финале Кубка европейских чемпионов 1962 г. казавшийся непобедимым мадридский «Реал». А ведь в португальской сборной играло семь представителей «Бенфики». И тем не менее, болгары прошли столь звездную компанию, ошеломив соперника невиданной самоотдачей и отлично поставленной командной игрой. А Георги Аспарухов, на счету которого три мяча в ворота португальцев (в том числе единственный решающий в римской переигровке), заставил говорить о себе всю Европу как о футболисте экстра класса.

Реноме британских команд поддержали обе ирландские команды: Ольстер дважды уверенно переиграл поляков, а Эйре без особых усилий взял верх над упорными, но малоискусными исландцами. Испанцы, команду которых теперь тренировал Хосе Вильялонга, по сумме двух встреч обошли румын, хотя те и пощекотали нервы пиренейским «миллионерам» в бухарестском матче. Как и планировалось, «свои» места в 1/8 финала получили голландцы, венгры и открывшие квалификационный раунд (в матче с норвежцами) шведы.

После жеребьевки, проведенной в марте 1963 г., наконец-то на европейскую сцену вышла сборная СССР — первый обладатель вожделенного приза. По заведенной в стране Советов традиции отправлять в отставку старшего тренера сборной практически после каждого крупного турнира, Гавриил Качалин оставил этот многострадальный пост как не обеспечивший успешное выступление команды на мировом первенстве в Чили и перешел в главный тренерокий резерв Федерации футбола. Назначать старшего тренера не спешили. До июля 1963 года, когда наконец к руководству сборной пришел Константин Бесков, с ней успели поработать Николай Глебов и Никита Симонян. Уже был известен соперник (жребий нам выбрал итальянцев), назначен новый старший тренер, был широкий выбор отличных футболистов, но не было пока одного—сборной. Перед Бесковым руководство Федерации определило главную цель на ближайшие три года: подготовить сборную страны к 8-му чемпионату мира 1966 г., поэтому ближайшие игры в Кубке Европы рассматривались прежде всего сквозь призму этой задачи. Бесков, «засучив рукава», взялся задело. До первого матча с Италией сборная провела пять неофициальных товарищеских игр с клубами Норвегии, Турции, Дании, Венгрии, Румынии (пять побед с общим счетом 21:2) и две со сборными Японии (в Одессе — 8:0) и Венгрии (в Москве — 1:1). После неудачи в Чили усиленно готовились ко встрече с нашей командой и итальянцы, которые не проиграли до нее ни одного матча, одержав победы над сборными Бразилии и Аргентины. Состав советской команды в московском поединке со «скуадра адзуррой» удивил многих. Прежде всего тем, что в воротах вместо незаменимого казалось бы Л .Яшина появился торпедовец из Кутаиси Рамаз Урушадзе. Это был один из тех парадоксальных беспроигрышных (как выяснилось в дальнейшем) ходов, которыми славился Бесков. Яшина объявили главным виновником за поражение в четвертьфинале мирового чемпионата и болельщики устраивали ему беспощадную обструкцию на стадионах. Многие специалисты на нем ставили крест, приходя к выводу, что в его возрасте (Яшину было 34 года) из такого «пике» не выходят. Но Бесков знал истинные возможности Великого Вратаря, постоянно привлекая его на сборы. Поддержали Яшина и в родном клубе. Мудрый Бесков рассчитал все до мелочей — попридержал рвущегося в бой динамовского голкипера, дав ему возможность выплеснуть всю свою спортивную злость в эпохальном «матче столетия» на «Уэмбли», где тот всего за 45 минут первого тайма покорил всю Европу и утер нос скептикам на Родине.

В Москве против знаменитого итальянского «катеначчо» (эшелонированной обороны во главе с «либеро») наш тренер избрал рискованный, но опять оправдавший себя вариант — бесковская схема «дубль-ве»: игра с тремя чистыми защитниками, тремя полузащитниками (один из которых по ситуации превращается в пятого форварда) и четырьмя нападающими. Ураганный темп советской команды и выдвижение вперед Виктора Понедельника, сковавшего «либеро», сломали игру итальянцев и решили судьбу поединка. К 42-й минуте первого тайма исход матча уже не вызывал сомнений. Сборная СССР вела 2:0, а количественный состав ее соперников на поле Лужников сократился на одного человека: Эдзио Паскутти решил сам поквитаться с обидчиком, нарушившим перед этим правила, и в праведном гневе порвал на Эдуарде Дубинском футболку. Естественно, польский арбитр Рышард Банасюк попросил его «выйти вон». А табло переполненного стадиона в это время высвечивало цифры — 2:0 в пользу хозяев. Советские футболисты с первых минут начали создавать у ворот итальянцев один опасный момент за другим, но счет открыли лишь на 22-й минуте, когда Понедельник добил мяч в сетку, парированный вратарем «скуадра адзурры» Вильямом Негри после хлесткого удара Галимзяна Хусайнова. Нужно сказать, что миниатюрный левый крайний нападения сборной СССР изрядно помучил оборону гостей, а ведь ее составляли многоопытные Чезаре Мальдини, Джованни Траппатони (в будущем известнейшие тренеры) Джачинто Факкетти, Алессандро Сальвадоре и Аристиде Гуарнери. Затри минуты до перерыва наши проводят стремительную атаку: на левый фланг смещается Понедельник, получает мяч и быстро переадресовывает его в штрафную итальянцев Хусайнову, тот мгновенно играет на Валентина Иванова, на которого бросаются Гуарнери и Негри. Наш капитан на паузе изящно обыгрывает соперников и пасует неприкрытому Игорю Численко. Московскому динамовцу оставалось только попасть в бесхозные ворота. А в промежутке между голами могли забить все те же Иванов, Хусаинов и Понедельник, которые раз за разом на скорости уходили от своих опекунов. По логике развития матча сборная СССР должна была вести с преимуществом в четыре-пять мячей. Во втором тайме характер игры по инициативе хозяев резко изменился. Советские футболисты вдруг сбросили обороты и стали жаться к своим воротам. Все это оказалось на руку итальянцам, стремившимся избежать разгрома и сохранить пассив в два гола, надеясь отыграться на своем поле. За восемь минут до финального свистка гости остаются вдевятером—Анджело-Бенедикто Сормани получил травму и, прихрамывая, покинул поле. Но даже имея столь солидную численную фору, наши продолжали чрезмерно осторожничать, чем вызвали оглушительный свист на трибунах. Но, несмотря на горячее желание насладиться еще одной результативной атакой, болельщики голов больше не увидели. С финальным свистком итальянцы сделали глубокий выдох и ретировались в раздевалку с надеждами на римский реванш.

Надо отдать должное нашим соперникам — дома они приложили максимум усилий, чтобы ликвидировать дефицит в два гола. Теперь тренер сборной Италии Эдмондо Фаббри решил сделать ставку на темп, напор и полную самоотдачу своих подопечных. Он ввел в состав пять новых игроков, значительно омолодив команду. Естественно, и Бесков не сидел сложа руки. В ворота возвратился Яшин, а место в обороне московского армейца Дубинского, который накануне в матче с ленинградским «Зенитом» вновь сломал правую ногу (в первый раз в «битве» с югославами на чилийском чемпионате мира), занял столичный динамовец Эдуард Мудрик. Впереди Понедельника заменил Геннадий Гусаров, более тяготеющий к комбинационной игре. Интересно, что именно эти новые футболисты и внесли решающий вклад в успех советской сборной. Переполненный Олимпийский стадион в Риме сумасшедшим ревом, непрекращающимся звуком трещоток и труб со свистком судьи погнал яростных хозяев на ворота Яшина. Но, обретая после «Уэмбли» душевное равновесие, наш голкипер был неподражаем. Забить ему в тот день было практически невозможно. Сколько раз темпераментные итальянцы театрально хватались за головы, а Анджело Доменгини упал, как подкошенный, когда Яшин непостижимым образом отбил мяч ногой после его мощного удара с пяти метров. На 33-й минуте следует развязка. Мудрик длинным продольным пасом отдает мяч Численко, тот совершает искусный тактический маневр, уводя из центра штрафной Факкетти. Увидев набирающего скорость Гусарова, наш форвард тут же посылает ему мяч на ход. Гусаров отрывается от Траппатони и бьет с линии вратарской площадки мимо Джулиано Сарти, который сменил в воротах Негри. Гол! По трибунам проходит горестный вздох. Общий счет возрос до 3:0 в пользу СССР. После перерыва итальянцы пошли на последний штурм. Пан или пропал. На 57-й минуте — пропал! Альберт Шестернёв фолит против Джакомо Булгарелли и швейцарский рефери Даниэль Мелле без колебаний показывает на одиннадцатиметровую отметку — нарушение-то было в нашей штрафной. Но перед пробитием пенальти происходит весьма необычная заминка. Никто из итальянцев не решается подойти к «точке». Выбор капитана команды Сальвадоре падает на Сандро Маццолу, который обречено кивает головой. Сильный удар. Мяч идет низом в метре от Яшина, который как черная пантера молниеносно его ловит, «намертво» прижимая к животу! Мац-цола медленно закрывает лицо руками. Все. Итальянцы сдуваются, как проколотый шарик. А поймавший кураж Яшин через несколько минут окончательно добивает их, сотворяя очередной вратарский шедевр — в акробатическом броске отразив из-под перекладины очередной мощный удар. Хозяева ушли-таки от поражения, сравняв счет на последних секундах матча. Один из лучших в тот день на поле Джанни Ривера не растерялся, получив мяч от Маццолы в штрафной площади соперника. Его хлесткий удар метров с одиннадцати Яшин отразить не смог. Сборная СССР уверенно вышла в четвертьфинал, победив по сумме двух матчей одну из самых сильных команд, участвовавших во втором Кубке Европы.

Наши игры с итальянцами в 1/8 финала были, без сомнения, центральными. Но оглушила итогом своего противоборства другая пара: Люксембург-Голландия. История их футбольных взаимоотношений прошла под знаком полного превосходства «оранжевых», которые до этих кубковых матчей встречались с европейским «карликом» шесть раз, разгромив своего соперника в пяти встречах и проиграв всего однажды. Оба матча по финансовым соображениям (стадион в Люксембурге вмещал максимум шесть с половиной тысяч зрителей) проводились в Голландии. Да и ни один из болельщиков обеих команд не питал особых иллюзий в окончательном результате. Конечно, Голландия. Ан, нет. Уже в первой игре в Амстердаме «карлики» упирались как могли, а хозяева благодушествовали на поле. После финального свистка зрители, ухмыляясь, покидали трибуны — ничья 1:1. Уже сенсация. Кто бы знал, что новая встреча в Роттердаме станет катастрофой для голландцев. Видимо, приняв перед этим матчем «эликсир храбрости», люксембуржцы умирали на под ступах к своей штрафной, а в контратаки бросались с отчаянностью обреченных. Два прорыва Камиля Диммера, центрфорварда сборной Люксембурга, сотворили две пробоины в «оранжевом» «Титанике». Голландцы почувствовали надвигавшуюся трагедию слишком поздно. Они быстро сравняли счет (еще до перерыва), отложив разгром неуступчивого соперника на потом..Продолжение…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

три × 5 =