На стокгольмском конгрессе, прошедшем в мае 1932 г., в Устав ФИФА были внесены значительные изменения. Отныне Исполнительный комитет состоял из президента, 2 вице-президентов и 6 членов, один из которых отвечал за финансы организации. Для проверки счетов, размещавшихся в разных банках, теперь следовало нанимать двух независимых аудиторов. Наступили времена режима строжайшей экономии.

Чтобы сократить расходы, время между очередными конгрессами увеличили до двух лет. Штаб-квартиру было решено разместить в Цюрихе, поскольку город располагался в центре Европы и имел удобное железнодорожное сообщение с большей частью Старого Света. Наконец ФИФА стала четко структурированной организацией, основанной на принципах децентрализации и независимости входящих в нее ассоциаций.

Следующий конгресс в Риме (май 1934 г.) прошел в более спокойной обстановке. Времена переменились, и делегаты в основном обсуждали сухие цифры финансового отчета. Счета удалось привести в порядок, благодаря отчислениям в размере 1 % от доходов, получаемых при проведении всех международных матчей. В 1932 г. поступления в бюджет ФИФА составили 17 902 , а в 1933 г. — 25 000 швейцарских франков. Количество международных матчей неуклонно росло: в 1934 г. состоялось 73 встречи, а в 1935 г. — уже 106. При этом чемпионат мира 1934 г. принес в казну ФИФА 55 778 швейцарских франков, а поступления от всех матчей 1935 г. составили 50 000.

The Italian team is pictured with their coach Vittorio Pozzo before the 1934 FIFA World Cup

Таким образом, финансовая выгода чемпионатов мира становилась очевидной, однако из-за спада мировой

экономики ФИФА с каждым годом было все сложнее собирать с ассоциаций обязательные платежи. Тем не менее в 1935 г. денежные средства Федерации составляли уже почти 80 000 швейцарских франков. Руководство ФИФА волновала проблема вмешательства различных агентов и посредников в организацию футбольных матчей, а также в процесс перехода игроков из одного клуба в другой. На берлинском конгрессе в 1936 г. было принято решение о запрещении любых форм такого посредничества. По итогам работы конгресса в состав Исполкома включили представителя от футбольных ассоциаций Латинской Америки.

Однако предложение создать 5 автономных футбольных конфедераций, по одной на каждом континенте, было отклонено. Взаимоотношения с Латинской Америкой осложнялись внутренними раздорами в Южноамериканской футбольной конфедерации (КОНМЕБОЛ), из состава которой в 1937 г. вышла Аргентина.

В 1930-е гг. на конгрессах и заседаниях Исполкома много времени посвящалось обсуждению проблем, связанных с международными трансферами игроков. Эти вопросы отодвинули на второй план даже дискуссии о статусе футболистов. В конце концов было решено придерживаться следующего принципа: ни одна ассоциация не может предоставить игроку, ранее выступавшему в клубе другой ассоциации, права участвовать в соревнованиях, пока игрок не предъявит трансферный сертификат, выданный ему в ассоциации, откуда он ушел.

Разумеется, постоянно возникали спорные случаи, требовавшие специального рассмотрения ФИФА. Ее руководство, этот своего рода клуб благородных джентльменов, не претерпевало со временем особых изменений. Жюль Римэ, Мауро и Селдрейерс были соответственно бессменными президентом и вице-президентами; а за ними плечом к плечу стояла когорта практически одних и тех же бойцов: Бауэне, Делоне, Шрикер.

Внутри этой команды, искусно подобранной Жюлем Римэ, славившимся своим умением очаровывать людей, не возникало особых разногласий. Впрочем, можно было усмотреть намеки на то, что Селдрейерса и Мауро поведение Римэ порой слегка раздражало. Так, они очень сдержанно реагировали на решение президента в одиночку, без них, отправиться в Южную Америку, чтобы попробовать урегулировать отношения с этой набиравшей все большую силу частью футбольного мира.

1939-1945 ФИФА и Вторая мировая война

Естественно, что после начала германской агрессии в деятельность ФИФА все больше стала вмешиваться политика. Одни футбольные ассоциации возникали, другие исчезали, третьи распадались на составные части. Федерации так или иначе удавалось заниматься своим делом: отчасти потому, что ее штаб-квартира находилась в Швейцарии, но главным образом благодаря принципам нейтралитета, которым неуклонно следовал Иво Шрикер.

1939-1945 ФИФА и Вторая мировая война

В его чрезвычайно обширной переписке с членами Исполкома нет ни малейшего упоминания о войне. Встречаться в Цюрихе удавалось крайне редко. Спортивная жизнь потихоньку замирала: в 1940 г. в Европе состоялось 28 международных матчей, а в 1941 г. — 18. Начиная с 1941 г. письма стали подолгу идти до адресатов, и практически все связи нарушились. К 1944 г. деятельность ФИФА была полностью парализована, а ее финансовые средства истощены.

К моменту окончания войны в 1945 г. связи с футбольными ассоциациями Восточной Европы не было почти 5 лет, прекратились отношения также с ассоциациями Китая, Японии, Филиппин.

Членские взносы не уплачивались, не поступало отчислений от международных матчей, чемпионат мира 1942 г. пришлось отменить. Казна ФИФА к декабрю 1944 г. насчитывала всего 130 016 швейцарских франков. Еще более опасным было то, что Южноамериканская конфедерация попыталась извлечь выгоды из сложившейся ситуации и захватить власть в ФИФА.

Собравшись на совещание в январе 1945 г., члены конфедерации избрали Августина Матиенсо своим представителем в Международной федерации. Согласно Уставу, он автоматически входил в Исполком ФИФА, а также оказывался единственным легитимным членом этого руководящего органа, поскольку, как было специально отмечено в резолюции вышеупомянутого совещания, полномочия всех остальных истекли в 1942 г. Соответственно конфедерация настаивала, чтобы Матиенсо был назначен временно исполняющим обязанности президента ФИФА вплоть до созыва следующего конгресса.

Согласно этой логике, Матиенсо запросил у Шрикера адреса всех ассоциаций — членов ФИФА, с тем чтобы предложить их делегатам собраться на конгресс в Монтевидео. Одним из пунктов повестки этого съезда, по мысли Матиенсо, должно было стать обсуждение Бразилии в качестве страны — организатора чемпионата мира 1950 г. Кроме того, Южноамериканская футбольная конфедерация намеревалась добиться слияния в единый союз всех трех футбольных конфедераций, существовавших на американском континенте.

Ближайшие годы сулили новые потрясения.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

семнадцать − 10 =