Чемпионат мира по футболу 1974г., ФРГ

Победное шествие южноамериканского, а точнее бразильского, футбола, начавшееся в 50-х годах и завершившееся полным и безоговорочным триумфом в 1970 году, произвело глубокое впечатление на футбольный мир. После 1970 года, несмотря на минимальную разницу в счете (5:4) в пользу южноамериканских сборных в неофициальном первенстве континентов, о бразильском футболе говорили как о недосягаемой для европейцев высоте.

Что могли противопоставить европейские команды этой крайне неприятной для них реальности? Состязаться с бразильцами в технике и тактике футбола, как показал опыт, было делом малоперспективным. В 50—60-е годы это состязание очень напоминало игру на чужом поле. Гости могли одержать победу в одном или даже нескольких поединках, но одолеть хозяев поля в целом… В тактике бразильцы все время как минимум на шаг опережали лучшие сборные Европы, а про техническое превосходство игроков бразильских команд вообще говорить не приходилось. В европейских сборных, конечно, были исполнители, по уровню технического мастерства равные или даже превосходившие бразильских виртуозов мяча, но их было крайне мало. У бразильцев же каждый игрок был с мячом, что называется, на «ты», и надеяться, что новые поколения бразильских мальчишек будут менее умело финтить или хуже владеть мячом, не приходилось.

Выход все же был найден. Найден в изменении принципов самой игры, ее качества, в разработке и внедрении идеологии так называемого тотального футбола. «После мирового первенства 1974 года в наш обиход прочно вошло такое понятие, как тотальный футбол, — писал М. Якушин. — …Это уже была игра всех сил и возможностей каждого спортсмена, поскольку строилась она на исключительно интенсивных командных действиях… Схематически и цифровыми формулами эту систему уже не выразишь. Если говорить коротко, это универсализм специалистов. Другими словами, каждый полевой игрок должен уметь квалифицированно действовать не только на своем месте, но и умело выполнять, оказываясь по ходу встречи на разных участках поля, функции футболистов другого амплуа… С помощью взаимозаменяемости достигалось равномерное участие в игре всех футболистов, что позволяло постоянно поддерживать высокий темп матча». М. Якушин удивительно точно и лаконично определил суть новой идеологии футбола. Универсализм, взаимозаменяемость, непрерывное движение на предельных скоростях и отлаженные командные действия на всех без исключения участках поля — вот те «киты», на которых после 1970 года решили выстроить свою игру ведущие европейские команды. Сказанное не означает, что тотальный футбол полностью отвергал важность тактики и техники. Эти неотъемлемые компоненты футбола ни при каких обстоятельствах не могли и не могут утратить своей значимости, однако в рамках новой идеологии они перестали играть роль определяющего фактора в достижении результата.

«Сейчас исходная расстановка не имеет никакого значения, — отмечал В. Лобановский в 1987 году, когда тотальный футбол получил полное и окончательное признание во всем мире. — Конечно, порядок на поле должен быть. Но уже не исходная расстановка играет роль, а реализация коллективных задач. Сколько футболистов поставят сзади, сколько будет в середине, сколько впереди, — не в этом дело. А в том, какое соотношение атакующих и оборонительных действий выполнит на поле вся присутствующая на нем группа игроков. Поэтому сегодня говорить о расстановке нет смысла. Это даже не вчерашний день. Безусловно, как-то игроки должны стоять, когда начинается матч. Затем, в зависимости от объема коллективных задач, заданного заранее, все меняется в процессе игры». Не случайно в 80—90-е годы, разбирая игру тех или иных сборных, футбольные специалисты будут вынуждены анализировать не тактику, а тактики, использовавшиеся командой в том или ином матче; появятся такие не существовавшие прежде словосочетания, как «тактическая аритмия», «умелое переключение регистров тактик» и т. п.

Что же касается роли и значения технического мастерства футболистов, то об этом разговор особый. М. Якушин был абсолютно прав, когда говорил, что для эффективной комбинационной командной игры обязательно требовалась высочайшая техническая готовность игроков. Однако в условиях тотального футбола принципиально изменилось представление об эффективной технике. «Зачем давать пас на сорок метров, когда хватит и двадцать? — восклицал один из основоположников тотального футбола Йохан Круифф. — Зачем играть в «стенку» в чужой штрафной в окружении семи защитников, когда можно элементарно диагональным пасом отрезать всех семерых?» Если раньше техническое мастерство футболиста складывалось прежде всего из имеющегося в его арсенале набора сложнейших технических приемов, то отныне решающую роль стало играть умение футболиста хорошо выполнять простейшие технические действия (остановка мяча, короткий и средний пас, удар по мячу), но на высокой скорости. «Я никогда не разучивал никаких финтов, — говорил и писал великий Й. Круифф. -В этом все и дело: самое трудное — играть в простой футбол».

Тотальный футбол родился не вдруг, не к моменту торжественного открытия чемпионата 1974 года. Историки футбола справедливо указывают, что еще в 30-е годы похожие идеи высказывал знаменитый австрийский тренер Хуго Майзл, а его «Вундертим» своим «плетением венских кружев» воплощала их в жизнь. В 60-е годы систему игры, предусматривавшую скоростные командные действия на всех участках поля, пытался внедрять в своем клубе тренер «Вест Хэма» Рон Гринвуд. Тогда же первые эксперименты с активными подключениями к атакам центральных защитников и их страховкой за счет игроков средней линии были проведены в Италии и ФРГ. В Италии главным инициатором этих нововведений стал центральный защитник «Милана» и национальной сборной Джованни Факетти, в ФРГ — также центральный защитник легендарный Франц Беккенбауэр. Однако это скорее предыстория тотального футбола, история которого начинается в 70-е годы в Голландии и связана с именами трех выдающихся футбольных специалистов второй половины XX века: румына Стефана Ковача, голландцев Ринуса Михелса и Йохана Круиффа.

Объектом творческого эксперимента по внедрению новых принципов и идеологии игры стал голландский клуб «Аякс». С. Ковач и Р. Михелс последовательно возглавляли команду в качестве тренеров, Й. Круифф руководил действиями игроков и организовывал игру «Аякса», находясь на поле в качестве центрального нападающего и капитана команды. Результаты эксперимента превзошли всякие ожидания.

В 1970—1973 годах «Аякс» трижды выигрывает чемпионат Голландии и три раза подряд становится обладателем Кубка европейских чемпионов, как по мановению волшебной палочки превращаясь из крепкого середнячка в один из ведущих суперклубов Европы. Остроатакующая стремительная игра «Аякса» потрясает. Массированные скоростные атаки 7—8 футболистами, включая крайних или центральных защитников, непрерывный прессинг по всему полю, слаженные оборонительные действия, ведущиеся также большим числом игроков, становятся неразрешимыми проблемами для соперников «Аякса». Лишь в I974 году триумфальное шествие «Аякса» по футбольным полям Европы будет остановлено «Баварией». Но произойдет это только после того, как «Бавария» станет вторым европейским суперклубом, внедрившим в свою игру принципы и идеологию тотального футбола.

Основным проводником в жизнь новых идей в «Баварии» стал защитник Ф. Беккенбауэр, что во многом предопределило формирование особенностей тотального футбола в этом немецком клубе и в Германии вообще. Тотальный футбол в исполнении «Баварии» существенно отличался от игры «Аякса». Если «Аякс» делал основную ставку на атаку, то «Бавария» строила свою игру от обороны на контратаках, предусматривавших переход всей командой от защитных действий к нападению. Фактически накануне чемпионата мира 1974 года в Европе возникли и начали постепенно складываться два стиля тотального футбола: атакующий — в исполнении «Аякса» и сборной Голландии и контратакующий — в исполнении «Баварии» и сборной ФРГ.

Какой из этих стилей является более эффективным для достижения результата, и сможет ли тотальный футбол стать реальным противовесом бразильской гегемонии в этом виде спорта — вот, пожалуй, два главных вопроса, ответы на которые ожидали получить специалисты и любители футбола в ходе очередного, десятого по счету, первенства мира, проводившегося в 1974 году на стадионах Западной Германии.

Забегая вперед, заметим, что X чемпионат не полностью удовлетворил любопытство футбольных гурманов. Формально тотальный футбол одержал полную и безоговорочную победу, но что в этой победе сыграло определяющую роль — сила немцев и голландцев или слабость бразильцев — осталось предметом дискуссий и размышлений. Формально контратакующий стиль игры немецкой сборной оказался эффективнее яркого атакующего футбола голландцев, но историки футбола до сих пор продолжают сомневаться в чистоте эксперимента, проведенного этими командами 7 июля в финальном матче. Голландцам было очень трудно настроиться на игру после скандальной публикации в бульварной немецкой газетенке накануне матча. Однако обо всем по порядку.

Поскольку «Золотая Нике” ушла на покой, понадобился новый символ футбольного могущества. Специальное жюри ФИФА рассмотрело 53 представленных на конкурс проекта. Выбор пал на работу итальянского мастера Сильвио Гаццаничи. Новый приз, названный «Кубок мира ФИФА», как и прежний, был сделан из чистого золота (вес 4970 г, высота 36 см); на нем был изображен человек, обхватываюший земной шар, и лица двух футболистов в миг победы. ФИФА приняло решение, что новый Кубок будет храниться у победителя три года, а затем возвращаться в Я секретариат ФИФА в обмен на точную копию.

Отборочные игры начались в 1971 году, проходили остро и не без конфликтов. В результате в финальную пульку прошли национальные сборные Австралии, Аргентины, Болгарии, Гаити, ГДР, Голландии, Заира, Италии, Польши, Уругвая, Швеции и Югославии. Кроме того, как обычно, без отборочных игр в чемпионате приняли участие хозяева — сборная ФРГ и чемпион мира 1970 года — команда Бразилии.

Хотя чемпионы мира приехали в ФРГ с одной лишь целью — отстоять свой титул, у главного тренера бразильцев М. Загало было немало поводов для беспокойства. В сборной начался всегда весьма болезненный процесс смены поколений, и из 11 футболистов, выигравших в 1970 году «Золотую Нике», в Германию М. Загало смог привезти лишь троих. Команду навсегда покинули Тостао, Жерсон, Клодоалдо, Карлос Альберто, а главное, не было Пеле — игрока, само присутствие которого на поле вселяло уверенность в партнеров; игрока, ставшего олицетворением великих побед бразильского футбола.

Вместе с тем бразильцы рассматривались как претендент № 1 на победу в турнире, и, уж конечно, никто не сомневался в том, что команда М. Загало без проблем преодолеет первый групповой барьер. По воле жребия их соперниками по группе оказались не самые сильные сборные Югославии, Шотландии и Заира. Однако бразильцы начали удивлять уже с первых игр чемпионата. И дело даже не к в том, что первые два матча они свели вничью и за круг до окончания группового турнира оказались в ситуации, когда могли досрочно отправиться домой. Главной сенсацией стало то обстоятельство, что во встречах с шотландцами и югославами сборная Бразилии не смогла забить ни одного мяча. Команда искренне старалась что-то создать в атаке, но у нее практически ничего не получалось. Не смогли проявить себя и лидеры сборной.

Великий Ривелино был совершенно незаметен, а попытки Жаирзиньо взять бразды правления в свои руки ни к чему, кроме полной сумятицы в игре команды, не привели. У многих специалистов даже создалось впечатление, что Жаирзиньо в первых двух матчах не только не помог своей команде, но попросту мешал партнерам играть. Более того, в матче с шотландцами зрителям довелось стать свидетелями давно забытого «зрелища» — грубой игры в исполнении бразильцев. М. Загало, правда, обвинил в этом соперника, который, по его словам, «первым пытался обуздать нас жестокостью». «Мы лишь ответили тем же», — заявил он на послематчевой пресс-конференции, но факт остается фактом. Бразильцы, против которых почти всегда играли жестко, а порой и жестоко, впервые за многие годы ответили на грубость грубостью, а не забитыми голами.

Для выхода в следующий круг в последнем поединке с командой Заира бразильцам нужна была только победа, причем с разницей в три мяча и более. В принципе эта задача была не из трудных. Сборная Заира не отличалась хорошей защитой и уступила шотландцам и югославам с общим счетом 0:11. Бразильцы добыли столь необходимую дли них победу, но и после этой игры М. Загало пришлось оправдываться. «Вы должны понять, — сказал он журналистам, — мы нервничали, слишком высока была ответственность». А оправдываться было за что. Вместо обещанных перед матчем десяти голов голеодоры сборной Бразилии забили только три, причем последний, решающий мяч они смогли провести всего за 8 минут до конца матча.

По воле ФИФА и организаторов X чемпионата команды, вышедшие в следующий круг, должны были снова выяснить отношения в рамках групповых турниров. Соперниками сборной Бразилии на втором этапе стали сборные Голландии, ГДР и Аргентины.

То ли новые соперники оказались для чемпионов мира более серьезным раздражителем, толи подействовала эмоциональная встряска, полученная в матчах первого группового турнира, но на втором этапе игра бразильцев преобразилась: вернулось взаимопонимание, стали получаться атакующие комбинации, «ожил” Ривелино, «пошла игра» у Жаирзиньо. Встречи с командами ГДР и Аргентины бразильские футболисты провели собранно, целеустремленно и добились заслуженных побед. И если в поединке со сборной ГДР судьбу матча решил «фирменный» удар Ривелино со штрафного, то об игре бразильцев с аргентинцами журналисты писали не иначе, как о «фантастическом зрелище». Дальние удары, чудеса дриблинга, красивые многоходовые комбинации, высочайший темп и два великолепных гола Ривелино и Жаирзиньо заставили вновь заговорить о бразильцах как о реальных претендентах на чемпионское звание.

Однако несмотря на резкое усиление игры бразильской сборной многие аналитики справедливо отмечали, что команда М. Загало образца 1974 года лишь отдаленно напоминала великие бразильские сборные 1958, 1962 и 1970 годов. Даже в лучших своих матчах на X чемпионате бразильцы не смогли показать той игры, которую от них ожидали. Так что, хотя заключительная встреча за первое место в группе с голландцами и преподносилась в прессе как поединок бразильцев с самыми яркими представителями нового направления развития футбола, подлинного противостояния бразильского и тотального футбола не получилось.

Игра Бразилия—Голландия была нервной, временами грубой и маловыразительной. Голландцы, которых устраивала ничья, начали встречу неторопливо и без борьбы отдали сопернику территориальное преимущество. Бразильцы этим воспользовались и даже создали несколько опасных моментов у ворот голландского голкипера Йонгблада, однако реализовать их не смогли. Во втором тайме голландцы решили не испытывать судьбу и, незначительно прибавив в скорости, немедленно взяли нити игры в свои руки. В ответ бразильцы стали грубить, но это не избавило их от необходимости дважды начинать с центра поля. Сначала Неескенс после выверенной передачи Круиффа великолепным ударом с хода без замаха открыл счет, а спустя 15 минут сам Круифф в падении замкнул прострельную передачу, отправив «пятнистого» точно в угол ворот бразильского вратаря Леао.

Проиграв голландцам, сборная Бразилии заняла второе место в группе и, согласно новой формуле проведения чемпионата, смогла выйти лишь в «утешительный финал», где ее соперником оказалась команда Польши, о которой следует сказать особо.

Выступление сборной Польши на первенстве мира и тот факт, что она оказалась в четверке лучших футбольных команд планеты, стали, пожалуй, самой большой сенсацией X чемпионата. Правда, перед началом турнира некоторые горячие головы утверждали, что поляки, выигравшие в 1972 году олимпийское золото, могут преподнести сюрприз, но большинство специалистов скептически отнеслось к этим словам. Главный редактор западногерманского спортивного журнала «Киккер» К.-Х. Хайманн вспоминал, что когда незадолго до чемпионата английские коллеги попросили его высказать свое мнение о шансах команд в первенстве и он среди первых претендентов назвал поляков, с островов последовал новый звонок — не шутит ли он? Действительно, уровень футбольного турнира на Олимпийских играх был настолько ниже уровня футбольного чемпионата мира, а поляки настолько слабо проявили себя в товарищеских встречах в 1974 году, что подобный вопрос был более чем уместен. Однако сомнения в отношении польской сборной рассеялись как дым после первых же ее игр на чемпионате. В двух групповых турнирах поляки одержали пять побед подряд и лишь один матч свели вничью. На пути к финалу, в который польская сборная не прошла, уступив команде ФРГ только по разнице забитых и пропущенных мячей, были повержены сборные Гаити (7:0), Аргентины (3:2), Италии (2:1), Швеции (1:0) и Югославии (2:1). Правый крайний польской команды Гжегож Лято с семью мячами стал главным бомбардиром чемпионата, а игра команды в целом получила превосходные оценки самых взыскательных критиков. «Для меня на чемпионате мира польская сборная — команда номер один, — отмечал известный английский футбольный обозреватель Эрик Бетти, — потому что она не ждет манны небесной, а идет вперед, атакует и забивает голы… Это и есть настоящий футбол».

Главный тренер сборной Польши К. Гурский действительно сумел собрать и подготовить к чемпионату по-настоящему сильную команду. Несмотря на молодость игроков тренеру удалось привить своим подопечным высокую командную дисциплину и таким образом направить их азарт и жажду больших побед на достижение желаемого результата. Основными козырями польской сборной в 1974 году были высочайшая скорость, виртуозное владение.. Продолжение

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

18 − 14 =