Чемпионат Европы по футболу 1988 г., ФРГ

6-й (8-й) ЧЕМПИОНАТ ЕВРОПЫ -«КУБОК АНРИ ДЕЛОНЕ»

1986-1988 гг.

Количество участников — 33 (Австрия, Албания, Англия, Бельгия, Болгария, Венгрия, ГДР, Голландия, Греция, Дания, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Кипр, Люксембург, Мальта, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Северная Ирландия, СССР, Турция, Уэльс, Финляндия, Франция, ФРГ, ЧССР, Швейцария, Швеция, Шотландия, Югославия).

Жеребьевка отборочного (группового) турнира —14 февраля 1986 г. во Франкфурте-на-Майне. Жеребьевка финального турнира 12 янва-ря 1988 г. в Дюссельдорфе. Финальный турнир — в ФРГ 10—25 июня 1988 г. (решение исполкома УЕФА 15 марта 1985 г. в Лиссабоне)

Число участников 6-го чемпионата Европы по сравнению с предыдущим турниром не претерпело изменений—до 28 февраля 1985 г. (последний срок подачи заявок), 33 национальные федерации вовремя «зарегистрировав’ шись» в УЕФА, с нетерпением ожидали жеребьевки квалификации. Как всегда, по собственной инициативе за бортом соревнований оказался 34-й член европейского футбольного сообщества — экзотический Лихтенштейн, чьи клубы по традиции выступали в низших лигах стран-соседей Швейцарии и Австрии. Однако это обстоятельство не помешало футбольному союзу карликового государства отметить в 1984 г. свой полувековой юбилей!

В преддверии старта больших гонок под названием «Euro-88» УЕФА провел необходимую процедуру выбора страны-организатора финального турнира. Надо сказать, что на сей раз круг претендентов был, как никогда, широк — в очередь, наряду с традиционными «просителями» — Англией, Голландией, Грецией и ФРГ — встали четыре скандинавских соискателя — Дания, Норвегия, Финляндия и Швеция, выдвинувшие совместную заявку. В УЕФА подобную коллективную затею сочли несерьезной: выходило, что от участия в отборочном турнире (в случае принятия скандинавского предложения) пришлось бы освобождать сразу четыре сборных команды! Позднее самостоятельно сошла с дистанции Греция, так что в итоге остались три привычные кандидатуры: англичане, немцы и голландцы.

Мучительную проблему выбора благополучно разрешили 15 марта 1985 г. в Лиссабоне, где в рамках 18-го конгресса УЕФА исполком принял сторону Западной Германии. Правда, это решение прошло не так гладко, как хотели «отцы европейского футбола»: снова не обошлось без политических словопрений — представители социалистических стран в категорической форме потребовали от делегации ФРГ не планировать матчи на Олимпийском стадионе Западного Берлина, как это было во время мирового первенства 1974 г. Дабы не раздражать уважаемых коллег по УЕФА, Херманн Нойбергер, руководитель Немецкого футбольного союза и вице-президент ФИФА, дал соответствующие гарантии, погасив готовый разгореться пожар.Мучительную проблему выбора благополучно разрешили 15 марта 1985 г. в Лиссабоне, где в рамках 18-го конгресса УЕФА исполком принял сторону Западной Германии. Правда, это решение прошло не так гладко, как хотели «отцы европейского футбола»: снова не обошлось без политических словопрений — представители социалистических стран в категорической форме потребовали от делегации ФРГ не планировать матчи на Олимпийском стадионе Западного Берлина, как это было во время мирового первенства 1974 г. Дабы не раздражать уважаемых коллег по УЕФА, Херманн Нойбергер, руководитель Немецкого футбольного союза и вице-президент ФИФА, дал соответствующие гарантии, погасив готовый разгореться пожар.

Местом жеребьевки квалификации на сей раз стал… театр. Немцы проявили завидную фантазию, организовав рассеивание команд по группам 14 февраля 1986 г. в «Зале Вольфганга-Амадея Моцарта» «Старой Оперы» во Франкфурте-на-Майне. Как всегда, эта процедура проводилась не вслепую: по отработанной на прошлом чемпионате системе команды были заранее распределены по пяти «корзинам» в зависимости от полученного коэффициента, который, напомним, определялся таким образом: количество набранных очков той или иной сборной в отборочных и финальных матчах предыдущего первенства Европы (1984 г.) и квалификации последнего чемпионата мира (1986 г.) делилось на число игр, проведенных в этих двух соревнованиях. Таким образом в первую семерку вошли: Англия, Дания, Испания (у них коэффициент оказался самым высоким — 1, 500), Голландия, Португалия, Бельгия, Франция. СССР с показателем 1,375 (уступив чемпионам Европы лишь двадцать сотых) вместе с Болгарией, Венгрией, Румынией, Северной Ирландией, Уэльсом и Швецией попал во вторую «корзину». Интересно, что тогдашние чемпионы мира итальянцы угодили только в четвертый эшелон (их арифметический «КПД» равнялся 0,625), т. к. они провалились в квалификации «Еиго-84», а в отборочном цикле ЧМ-86, естественно, не играли. Когорту слабейших, по традиции, составили Исландия, Кипр, Люксембург и Мальта.

Отборочный турнир стартовал 10 сентября 1986 г. матчами сразу в четырех группах. В одном из них сошлись и наши соперники в борьбе за финальную путевку — исландцы и французы. А так как последние владели в то время Серебряной амфорой и совсем недавно противостояли советским футболистам на мировом чемпионате в Мексике, где во главе с Великим Платини замкнут! тройку призеров, — есть веский повод начать рассказ о квалификационных соревнованиях именно с 3-й группы, в которой еще выступали сборные ГДР и Норвегии. Начало для галлов, надо сказать, вышло конфузным. Еще перед отъездом в Рейкьявик популярная газета «Экип» отметила сложное положение в рядах французской команды, которая лишилась «четырех существенных компонентов своей игры», тех, кто приносил ей успех в последние годы: защитник Максим Босси, полузащитник Ален Жиресс и нападающий Доминик Рошто окончательно простились со сборной. Платини заранее отказался от поездки в Исландию, а Жана Титана еле уговорили продолжить выступления за «трехцветных». Несмотря на потери, у французов хватало опытных игроков — тем удивительнее оказался итог матча, а точности повторивший результат встречи этих соперников в отборе ЧЕ-76 одиннадцатилетией давности — всего лишь нулевая ничья.

По заведенному раз и навсегда порядку к каждому европейскому первенству наших лучших футболистов готовил новый тренер. Так могло служиться и в сентябре 1986 г., если бы четырьмя месяцами ранее, буквально за восемь дней до отлета сборной на чемпионат мира в Мексику, спортивное руководство страны не вернуло на капитанский мостик Валерия Лобановского, заменившего Эдуарда Малофеева. С января 1986 г. советская команда провела пять товарищеских матчей, из которых в четырех подряд уступила и один свела вничью (в Москве с финнами 0:0). Последний результат и переполнил чашу терпения в Федерации футбола и спорткомитете. В то время когда сборная медленно, но верно катилась под откос, киевское «Динамо» под водительством Лобановского шло к своему второму европейскому триумфу уверенно обыгрывая соперников на пути к победе в Кубке обладателей кубков. Памятуя об унизительной отставке 1983 г., сразу после драматического лиссабонского матча с португальцами, киевский «мэтр» выдвинул ряд непреложных условий: возвращение в руководящий штаб сборной всех тех, кого тогда с треском выгнали: Никиту Симоняна (на должность начальника команды), Сергея Мосягина и Юрия Морозова (тренерами) и сохранение одновременно за собой места у динамовского штурвала. Так произошло третье пришествие Валерия Лобановского (как в свое время Гавриила Качалина и Константина Бескова) в сборную страны. То, что случилось потом с нашими ребятами за океаном, общеизвестно. Пережив «бельгийскую трагедию» и оправившись от шока, тренеров и игроков впервые за многие годы не подвергли обструкции, а осыпали комплиментами и благодарностями за показанный на мировом первенстве «футбол XXI века». И теперь Лобановский в третий раз (больше чем кто либо из наших специалистов) отправился со своими подопечными е большой европейский поход.

Для советских футболистов неожиданная ничья исландцев с французами прозвучала тревожным звонком, хотя и без этого считать хозяев этакими неумехами было бы весьма опрометчиво: из одиннадцати игроков, противостоявших сборной СССР в ее первом матче, восемь выступали за известные западногерманские, английские, бельгийские и швейцарские клубы, а тренировал их вице-чемпион мира 1966 г. немец Зигфрид Хельд. Несмотря на предельную простоту своих действий, исландцы смогли навязать нашим жесткую борьбу по всему полю, больше того, за четверть часа до перерыва открыли счет. После матча Анатолий Демьяненко, находившийся рядом с Арнуром Гудьонсеном, утверждал, что тот перед тем, как результативно ударить по воротам Рината Дасаева, подыграл себе мяч рукой, но арбитр не стал принимать во внимание такие «мелочи», тут же указав на центр. Счастье, что отыграться советские футболисты смогли на последней минуте первого тайма: Александр Заваров сильно пробил по воротам, попал в защитника, а первым на добивание подоспел Тенгиз Сулаквелидзе — тут уж рикошет оказался в пользу гостей. Во втором тайме верный шанс упустил Олег Блохин, не сумевший переиграть голкипера Бьярни Сигурдссона. К несказанной радости исландцев и эта игра принесла им незапланированное пополнение турнирного багажа—ничья 1:1. В тот же день в Осло поделили очки сборные Норвегии и ГДР, правда, там голов зрители не увидели.

Спустя семнадцать дней уныние советских болельщиков по поводу невзрачного старта в квалификации сменилось ликованием — подопечные Лобановского столь ярко сыграли против французов в Париже, что заставили всех в Европе раскрыть рты от изумления. Еще июньская встреча этих команд на чемпионате мира в Мексике показала их впечатляющую силу, тот поединок в Лионе завершился ничьей 1:1. Однако катастрофа советской сборной в игре 1/8 финала с Бельгией, а французской — в полуфинале с ФРГ, безусловно, не прошла бесследно для обоих соперников. Наши, как оказалось, восстановились быстрее, галлы все еще находились в состоянии «грогги». И потом, нельзя игнорировать и психологический фактор: мало-помалу распалась блистательная компания во главе с Платини, а сам «Мсье Галантность» уже миновал пик своей игровой карьеры, завоевав к тому времени все престижнейшие призы, существовавшие в футболе, кроме Кубка мира и золотой олимпийской медали.

Но, как и положено, хозяева с первых минут бросились на ворота Дасаева, однако оборона советской сборной, куда вернулся Александр Чивадзе, играла безошибочно, а т билисец мог и открыть счет — исполненный им штрафной удар едва не поверг в шок переполненный «Парк-де-Пренс»: мяч, как бильярдный шар, сыгранный дуплетом, дважды попал в штангу и от спины вратаря Жоэля Батса пулей отскочил в поле. Как всегда, надежен был Дасаев, особенно эффектно наш голкипер отразил мощную «бомбу» Жан-Пьера Папена. Как и в Рейкьявике, выше всяких похвал действовал Заваров, своей техникой, активностью и смекалкой покоривший французскую столицу. Именно при его непосредственном участии наша команда провела во втором тайме хрестоматийную комбинацию, приведшую к взятию ворот чемпионов Европы. Рассчитанная до миллиметра многоходовка Рац-Заваров-Родионов-Заваров-Беланов завершилась точным «тычком» «киевского одессита». Французов будто подкосили. Они по инерции бросились в ответ и подали два угловых — тщетно. Следуя логике игры, мяч вторично оказался воротах «трехцветных».

Вновь в центре внимания оказался Заваров, «обокравший» Луи Фернандеса и сделавший точную передачу на Демьяненко, тот дальше на Василия Раца — «выстрел» последнего не брался, да к тому же ему невольно помог Игорь Беланов, очутившийся на пути мяча, и, чтобы не получить увесистую «оплеуху», вынужденный подпрыгнуть изо всех сил — отразить этот удар Бате был не в состоянии. 2:0! На том в Париже и разошлись. Насыщенную годовую программу наши завершили на высокой ноте в Симферополе, «под орех» разделав норвежцев — 4:0. А нападающий сборной СССР и киевского «Динамо» Игорь Беланов получил «Золотой мяч» как лучший футболист Европы 1986 г. в основном за свои мексиканские подвиги. Французы же споткнулись еще раз, сыграв с немцами в Лейпциге вничью 0:0.

Новый сезон Лобановский со своими учениками встречал в великолепном настроений — киевское «Динамо» стало 12-кратным чемпионом страны (семь последних раз под его руководством!), а в списках 33-х лучших футболистов из 11-ти первых номеров 9 представляли столицу Украины. Наконец, в январе 1987 г. «За заслуги в развитии физической культуры и спорта» Валерий Васильевич был награжден орденом Трудового Красного Знамени — тогда это было не пустым звуком. Однако первые матчи сборной СССР (слава богу, товарищеские) на старте сезона выдались на редкость невзрачными: ничья ОД с Уэльсом на выезде и поражение от шведов 1:3 в Тбилиси. Объяснение только одно—«мэтр» экспериментировал с составом, введя в него ряд новых игроков (Брошин, Гоцманов, Поздняков, Татарчук). Да тут еще перед ответственным матчем с немцами киевское «Динамо» проиграло дома вторую полуфинальную игру португальскому «Порту» 1:2 и вылетало из Кубка чемпионов. На апрельский поединок со сборной ГДР в Киеве вышли проверенные бойцы. Судил ту встречу «зловредный швед» Эрик Фредрикосон, которого до сих пор костерят наши футболисты, тренеры и болельщики за безобразное судейство на ЧМ-86 и ЧМ-90 (помните, как Марадона а Италии рукой выбил мяч из ворот — пенальти швед не дал!). Правда, здесь соперникам и Фредрикссон бы не помог.

На переполненном Республиканском стадионе сборной СССР потребовалось чуть более получаса, чтобы нащупать уязвимые места в германской обороне. Гостям не по душе оказались неожиданные кинжальные передачи наших игроков в центр штрафной площадки. Один из таких навесов завершился долгожданным голом: Владимир Бессонов с правого края забросил мяч за спину защитников, и Заваров, сыграв на опережение, четко головой отправил мяч в правый от вратаря угол ворот. Сразу после перерыва советской команде удалась вторая результативная атака, в ее концовке Алексей Михайличенко сильным ударом послал мяч в стойку, отскок которого блестяще использовал Беланов. 2:0. После четырех матчей наша команда с 7 очками и великолепной разницей забитых и пропущенных мячей (9-1!) уверенно возглавила турнирную таблицу 3-й группы. На три очка меньше было у немцев. В Париже французы с аналогичным счетом выиграли у исландцев. Этот матч знаменателен тем, что стал последним матчем Платини за сборную Франции — одиннадцатилетняя эра «Великого Мишеля», вместившая в себя золото чемпионов Европы 1984 г., успехи на мировых первенствах 1982 и 1986 гг. закончилась…

Летняя кампания практически расставила все по своим местам. В начале июня сборная СССР совершила эффективный вояж в Норвегию, в трудном, нервном матче одолев хозяев 1:0, которые, надо сказать, уже в то время начали медленный, но верный подъем в элиту европейского футбола. Решающий гол уже на 16-й минуте забил Заваров. После могли отличиться и Беланов, и Рац (который, кстати, забил, но его гол судья аннулировал, зафиксировав у советского полузащитника офсайд), и Михайличенко. Второй тайм «викинги» провели мощнее, но не нужно забывать, что организация крепкой обороны и игра на контратаках всегда считались «коньком» Лобановского. Наши выстояли. Через две недели норвежцы всю свою досаду за не реализованные с нами моменты выместили на французах, впервые с 1968 г. взяв над ними верх — 2:0.

Так, главными соперниками советской сборной вместо непредсказуемых галлов стали грозные немцы, и неважно, откуда они — с Востока или Запада— играть с ними было всегда тяжело. В начале сентября Анри Мишель привез в Москву на ответный матч практически новую команду. Как он метко сказал в интервью «Франс футбола»: «Сытое время прошло». Однако «недоедавшие» французы едва не побили в «Лужниках» команду Лобановского, сделавшего по примеру своего коллеги ряд перемен в составе. Выручил Михайличенко, он вышел во втором тайме на замену и сравнял счет за 13 минут до финального свистка. Решающее значение приобретала октябрьская игра в Берлине — победа практически гарантировала сборной СССР первое место, поражение могло в итоге сбросить ее с вершины. Напомним, что в немецкой команде выступали такие известные футболисты, как Ульф Кирстен, Андреас Том, Томас Долпь, неоднократно впоследствии выступавшие за сборную ФРГ.

Кирстен (тогда еще игрок дрезденского «Динамо») и открыл счет перед самым перерывом. Нашим пришлось несладко. Только с выходом на поле во втором тайме Геннадия Литовченко и Раца ситуация переменилась к лучшему. Как раз с ударом Литовченко и не смог в полной мере справиться вратарь Рене Мюллер —ему удалось только отбить мяч, Сергей Алейников был тут как тут, добив его в ворота. Желанная ничья 1:1. То, что немцы были в тот год особенно сильны, говорят их последующие победы: над норвежцами — 3:1 и особенно над французами — 1:0 в Париже (1). Так что, если бы Алейников не забил.. Итоговую победную точку в группе наши поставили на счастливом симферопольском поле стадиона «Локомотив», красиво обыграв исландцев 2:0. То-то был праздник на улице советских болельщиков!..Продолжение…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

2 + 15 =