Чемпионат Европы по футболу 1980 г. , Италия (начало)

4-й (6-й) ЧЕМПИОНАТ ЕВРОПЫ -«КУБОК АНРИ ДЕЛОНЕ>

1978-1980 гг.

Количество участников — 32 (Австрия, Англия, Бельгия, Болгария, Венгрия, ГДР, Голландия, Греция, Дания, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Кипр, Люксембург, Мальта, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Северная Ирландия, СССР, Турция, Уэльс, Финляндия, Франция, ФРГ, ЧССР, Швейцария, Швеция, Шотландия, Югославия).

Жеребьевка отборочного (группового) турнира — 30 ноября 1977 г. в Риме. Жеребьевка финального турнира 16 января 1980 г. в Риме. Финальный турнир — в Италии 11 —22 июня 1980 г. (решение исполкома УЕФА 12 ноября 1977 г. в Цюрихе)

С приходом к руководству УЕФА итальянца Артемио Франки, человека неумной энергии, истинно южного темперамента и в то же время искусного дипломата, европейский футбол окончательно вышел из-под назойливой опеки Международной федерации. Еще совсем недавно всерьез обсуждавшиеся проекты о придании чемпионатам Европы статуса квалификации мировых первенств теперь выглядели настоящим анахронизмом. К своему двадцатипятилетнему юбилею УЕФА стала не только одной из самых уважаемых и крупнейших спортивных организаций, но и превратилась в мощную экономическую корпорацию с годовым оборотом в восемь с половиной миллионов швейцарских франков, которая могла позволить себе возвести в престижном квартале Берна шестнадцатиэтажный собственный особняк—«UEFA House», общей площадью 7720 квадратных метров. В это тесное переплетение спортивных и экономических интересов не могло не попасть и главное футбольное соревнование, проводимое на континенте.

Несмотря на высочайший уровень матчей финала 1976 г. в Югославии, которые по своему накалу и исполнительскому мастерству футболистов не уступали лучшим играм мировых первенств, руководство УЕФА вынуждено было констатировать, что этот турнир оказался убыточным — увы, дефицит составил свыше двухсот тысяч швейцарских франков. Требовались кардинальные перемены, и они грянули уже в сентябре 1976 г. Франки не стал откладывать дела в долгий ящик, предложив провести настоящую революцию, а именно: организовать свой европейский «мини-чемпионат мира» — расширить число участников финального турнира в два раза, освободив сборную страны, которой выпадет честь принимать финалистов, от отборочных игр — по аналогии с Кубком мира. Кстати, состоявшийся в декабре президиум Федерации футбола СССР, заслушав информацию о намечавшихся изменениях в регламенте первенств Европы, с которой выступил член исполкома УЕФА Николай Ряшенцев, поддержал грядущие нововведения.

Уже с начала 1977 г. события нарастали, как снежный ком: 11 марта в Лондоне исполком УЕФА принимает решение о реорганизации финальной стадии европейского первенства, где будут выступать не 4, а 8 команд, отклонив настоятельную просьбу западногерманского союза оставить в силе прежний регламент. Не прошло и предложение бельгийцев о допуске предыдущего чемпиона сразу в финальную стадию. 21 июня в Гриндельвальде (Швейцария) проходит 4-я конференция УЕФА с участием всех президентов и секретарей футбольных федераций, входящих в УЕФА (не приехали только албанцы), где с энтузиазмом подтверждаются решения лондонского исполкома, получившие название «Progetto di Franchi — Un piccolo mondiale (Проект Франки — Малый чемпионат мира)». 20 сентября в Варшаве исполком УЕФА, заседавший в старинном замке польских королей Радзивилов, окончательно утверждает новый регламент европейского первенства. Отныне восемь сборных должны были участвовать в финальном турнире, страна-организатор которого освобождалась от отборочных игр.

На предварительном этапе создаются не восемь, а семь групп, по 4-5 команд в каждой — победители получают путевку на решающий этап. В финальной части образуются две группы по четыре команды: занявшие первое место разыгрывают звание чемпиона Европы, второе — встречаются в матче за 3-е место. Тут же между представителями Франции, Италии и Швейцарии развернулась упорнейшая борьба за право принять финалистов. Позднее к трюм страждущим претендентам присоединились Англия, Голландия и Греция. Накал страстей был нешуточный, именно из-за затянувшегося выбора «счастливчика» перенесли жеребьевку квалификации, которая планировалась на 11 ноября.

Однако только 12 ноября после долгих дискуссий на исполкоме УЕФА в Цюрихе (к тому времени круг кандидатов сузился до итальянцев и англичан) предпочтение отдали Италии. Но перемены коснулись не только формулы розыгрыша: наконец-то у чемпионата Европы появились и свои солидные спонсоры: «Coca-Cola», «Canon», «JVC», и «Seiko». И потом впервые оргкомитетом турнира, по примеру мирювых первенств и Олимпийских игр был прюведен конкурс на самый симпатичный талисман европейского турнира. Им стал герой популярнейшей сказки итальянского писателя Карло Коллоди — Пиноккио. Рисунки деревянного человечка, на голове которого красовалась белая шапочка с надписью «Еигора-80», а длинный нос был раскрашен в цвета итальянского флага, предоставил жюри миланский график Пьетро Граттон.

Жеребьевка отборочных соревнований прошла 30 ноября 1977 г. в актовом зале римского гранд-отеля «Эксельсиор». При выборе «маток» учитывались итоги трех последних чемпионатов. Таким образом, были рассеяны сборные Англии, Бельгии, Голландии, СССР, ФРГ, ЧССР и Югославии (итальянцы, естественно, в этом процессе не участвовали). В группу аутсайдеров отнесли Данию, Исландию, Кипр, Люксембург, Мальту, Норвегию и Финляндию. Для остальных жеребьевка была общей. Проводил ее капитан чемпионов Европы 1968 г. Джачинто Факкетти. Так что недовольные своими соперниками все претензии должны были адресовать ему.

В отборочном цикле стартовала 31 команда. Снова отказались Албания и «примкнувший к ней» Лихтенштейн. Допустили к играм и прощенный за четвертьфинальные беспорядки 1976 г. Уэльс.

Рассказ о квалификационных соревнованиях начнем, нарушая порядок нумерации, с 6-й группы, где собрались сборные Венгрии, Греции, СССР и Финляндии. Вызвано это даже не тем, что выступали в ней советские футболисты, — именно здесь итоги борьбы за финальную путевку оказались самыми неожиданными и сенсационными на фоне вполне логичных результатов в других группах.

Так случилось, что жребий на отборе и к НМ-78, и ЧЕ-80 выбирал для нас одни и те же команды — греческую и венгерскую, причем воспоминания о последних встречах с ними у советской сборной были не из приятных: она уступила своим традиционно «удобным соперникам» — венграм — и впервые проиграла грекам. Финнов всерьез не воспринимали: в шести матчах разного уровня мы лишь однажды сыграли с ними вничью, забив 30 голов и пропустив всего 6, а в апреле 1978г. и вовсе разорвали их в Ереване 10:2 (!).

Естественно, что-к новому розыгрышу чемпионата Европы сборную СССР готовил новый тренер — 51 -летний Никита Павлович Симонян, назначенный на эту многострадальную должность в сентябре 1976 г. Удивительное дело, за неудачу в квалификации ЧМ-78 в отставку его не отправили, дав возможность работать дальше. О том, что наша группа не совсем обычная, стало понятно уже в мае 1978 г., когда из Хельсинки пришла совершенно неожиданная информация о разгроме греков 3:0, который им учинили хозяева. Дальше — больше. Сентябрьская весть из финской столицы и вовсе оказалась сногсшибательной — финалист последнего мирового первенства — сборная Венгрии — была бита скандинавами со счетом 2:1 (!), причем венгры проиграли им впервые в истории.

В тот же сентябрьский день, когда на севере Европы происходили столь удивительные события, на юге, а именно в Ереване, советская команда не без хлопот взяла два очка у греков. Нужно сказать, что хозяева выставили практически новую, по сравнению с прошлым чемпионатом, команду, в которой остались лишь Коньков (а он играл еще и в финале 1972 г.), Буряк и Блохин. Теперь это была действительно сборная, куда входили представители семи клубов — базовый киевский принцип ее комплектования канул в лету. Счет наши открыли довольно быстро — на 20-й минуте: Александр Бубнов длинным пасом отрезал всю полузащиту гостей, бросив в прорыв Юрия Чеснокова. Столичный армеец сыграл классно, сбросил сходу себе мяч на ногу и безошибочно пробил по цели. И второй гол был забит нестандартно, в процессе довольно сложной комбинации нескольких советских футболистов. Подносчиком «убойного» снаряда здесь выступил Блохин, совершивший отточенный рейд по левому флангу, обыграв по пути защитника и сделав безупречную последнюю передачу на Владимира Бессонова, который красиво в прыжке вогнал головой мяч в сетку.

Соперники ответили резкой, а порой и грубой игрой. Ирландскому арбитру Джону Карпентеру пришлось даже удалить одного из эллинов с поля, чтобы привести их в чувство. Ко всеобщему изумлению — подействовало. Оставшись в меньшинстве, сборная Греции мобилизовалась и несколько раз опасно огрызнулась. Концовку наши откровенно смазали, о чем на послематчевой пресс-конференции говорили Н. Симонян и новый начальник сборной Лев Иванович Яшин. Но в целом старт удался — начали ведь с победы. А вот октябрь просто огорошил Европу результатами в 6-й группе. Началось все с нашей неудачи в Будапеште. Фаворитом в той игре считали сборную СССР и небезосновательно — у венгров отсутствовали молодые «звезды» Тибор Нилаши и Андраш Тёрёчик, дисквалифицированные на год национальной федерацией за нарушение режима, а также потерявший форму капитан команды Ласло Фазекаш.

Однако вышло все с точностью до наоборот — мадьяры отчаянно сражались от первой и до последней минуты. Уже в самом начале хозяева быстро разыграли штрафной и Ласло Соколаи с близкого расстояния едва не забил гол. Были у ворот дончанина Юрия Дегтярёва и другие неприятные ситуации. На 25-й минуте нам пришлось-таки начинать с центра: Ласло Пал, промчавшись по правому флангу, сильно послал мяч параллельно воротам, Йожеф Ковач остроумно пропустил его на Белу Варади, который без помех выстрелил в нижний угол. Вскоре тут же мог забить Дьёрдь Татар. Советские футболисты не отсиживались в обороне, но не точны были Владимир Гуцаев, Блохин, Бессонов. В ряде случаев хозяевам откровенно везло. Через четверть часа после перерыва цифры на табло изменились на 2:0: Соколаи мастерски подрезал головой мяч, поданный с углового Варади. Этот гол пропускал уже Николай Гонтарь, заменивший еще в первом тайме травмированного Дегтярева. В итоге — проигрыш весьма средней команде, которая, впрочем, превосходила нашу в главном — в заряженности на победу. Тем временем в Афинах настоящее бедствие терпели лидировавшие финны, катастрофически уступая хозяевам 1:8. Перед зимней паузой греки преподнесли еще один октябрьский сюрприз: разгромив в Салониках венгров 4:1, они перебрались на первое место с великолепной разницей мячей. Игры в группе возобновились обескураживающей нулевой ничьей в Будапеште, где мадьяры поделили очки с эллинами.

Ситуация полностью запуталась после еще одного ничейного матча — на сей раз в Тбилиси, где советская команда принимала венгерскую. Начав за здравие (счет на 23-й минуте открыл Чесноков), закончили наши за упокой: пропустив подряд два мяча (Татар и Тёрёчик), сборная СССР ценой колоссальных усилий восстановила равновесие: за 15 минут до финального свистка Рамаз Шенгелия во время свалки у ворот гостей оказался расторопнее всех. После этой ничьей положение у наших стало незавидным, но все-таки до крушения еще дело не дошло: оставались три матча с финнами (на выезде и дома — последняя игра в группе) и греками. Два выигрыша у северян сомнений не вызывали (помните недавние 10:2 в Ереване?), ну а в Афинах нас вполне устроило бы очко.

По дороге в Хельсинки сборная СССР заехала в Копенгаген и, обыграв датчан 2:1, в приподнятом настроении направилась в соседнюю Финляндию. Тот поединок оставил странное впечатление — каждый из наших сам по себе выглядел неплохо, жажда борьбы била через край — вот только Команды не было. Да, на поле сошлись разного уровня соперники—у советской сборной он был безусловно выше, однако финны в очередной раз убедительно доказали жизнеспособность девиза «порядок бьет класс». На гол нашего дебютанта — киевского динамовца Александра Хапсалиса — хозяева во втором.тайме ответили своим, и могли забить еще раза два-три. Закончилось все взаимными ошибками и ляпом датского судьи Уле Амундсена, непонятно почему не засчитавшего гол Давида Кипиани.

После ничьей в Хельсинки перед сборной СССР встал истинно гамлетовский вопрос — «Быть или не быть?». Предпоследний матч в Афинах, исходя из турнирной ситуации, нам проигрывать никак нельзя было — в крайнем случае ничья оставляла нам шансы на поездку в Италию. Тут и началась нервотрепка. Правда, на время для советских болельщиков европейский чемпионат отошел на второй план—с 21 июля по 5 августа у нас в стране проходила Спартакиада народов СССР, своего рода генеральная репетиция к московской Олимпиаде. Футбольный турнир, в котором приняли участие сильнейшие игроки 15 союзных республик, в отличном стиле выиграла сборная Москвы, руководимая Константином Бесковым. Сразу после Спартакиады ему и поручили готовить теперь уже сборную СССР к двум последним решающим матчам европейского первенства.

Со «Спартаком», который возглавлял тогда Бесков, он расстаться не пожелал, став после В.Николаева и В.Лобановского третьим «совместителем» в сборной. Перед афинским сражением провели репетицию в Москве, победив крепкую команду ГДР — 1:0. На поле стадиона «Панатинаикос» в греческой столице вышла по сути сборная Москвы, усиленная двумя тбилиссцами Шенгелия, Давидом Кипиани и львовянином Степаном Юрчишиным. Увы, даже Бескову совершить чудо оказалось не под силу. Единственный мяч греки провели после ошибок наших защитников и вратаря. При полном попустительстве обороны Николудис прошел вдоль линии штрафной, сделал передачу Ардизоглу, получил мяч обратно и, опередив Никулина, Бубнова и Дасаева, пробил мимо них в сетку. Шла только 25-я минута первого тайма — казалось бы, играть еще и играть. Куда там. Все так и осталось. 0:1 — и прощай, чемпионат. Причем, голевых моментов у ворот соперника наши создали столько, сколько не создавали ни в одной предшествующей игре: могли забить Шенгелия (попал в штангу), Александр Максименков (мимо), Кипиани (с двух метров угодил во вратаря), Юрчишин…

Горький итог матча подвел Бесков: «Предчувствовал, что игра на таком поле у нас не получится, но чтобы играли так плохо, признаться, не ожидал. Где характер?». Единственный кто не стушевался — Фёдор Черенков, проводивший свой первый матч за сборную. Таким образом, греки впервые в истории вышли в финальную часть одного из крупнейших футбольных турниров мира. Теоретически их ещё могли обойти финны, если бы взяли три очка в оставшихся двух матчах на выезде. Но это было уже из области фантастики, что и показала встреча в Будапеште, когда обновленная команда хозяев уверенно переиграла сборную Финляндии — 3:1. Наши даже этого сделать не смогли, упустив на обледеневшем поле в Лужниках за четверть часа до конца верную победу, ведя со счетом 2:0. В итоге сборная СССР заняла удручающее последнее место в группе. О неразберихе, царившей тогда в команде, говорит такой факт: в шести отборочных матчах в её составе выступило 36 футболистов, в том числе четыре вратаря (!).

После десяти безрадостных лет отсутствия на финальных турнирах чемпионатов мира и Европы наконец-то возвратились в элиту англичане, более чем уверенно первенствовавшие в 1 -й группе, — об этом говорит шестиочковый отрыв от занявших второе место североирландцев и наибольшее количество забитых мячей среди всех участников квалификации. Стремительный взлет англичан связывали с приходом в сборную в августе 1977 г. тренера— 54-летнего Рона Гринвуда, бывшего менеждера лондонского «Вест Хэма», который в свое время подготовил в этом клубе Бобби Мура, Мартина Питерса и Джеффри Хёрста. Он сменил у руля подавшего в июле в отставку неудачника Дона Риви. Любопытно, что и в этом чемпионате англичане и их соперники снова оказались жертвами погоды: ноябрьский матч в Лондоне с болгарами из-за сильнейшего тумана пришлось перенести на день позже. К счастью для хозяев, эта игра, в отличие от братиславской, уже ничего не решала. И потом, не следует забывать, что в её тогдашнем составе блистал ливерпульский «Могучий мышонок» Кевин Киган, признававшийся дважды подряд (в 1978 и 1979 г.) лучшим футболистом Европы. Врпочем, с 1977 г. он представлял в сборной западногерманский «Гамбург», став в ней первым легионером, которому была доверена роль капитана. И ещё один интересный штрих—только в этом турнире впервые «пошли на контакт» сборные Ольстера и Эйре. Так Его Величество Футбол свел на поле две ирландские команды, которые до 1978 г. не встречались. Болгары пребывали в глубоком кризисе, а западногерманский специалист Зепп Пионтек, в июле 1979 г. возглавивший сборную Дании…Продолжение…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

тринадцать − один =